Сара Реджинелла: В Италии меня преследуют за правду о Донбассе

Дмитрий Штраус
Эдуард Рштуни, / Украина.ру
31 Августа 2022г.
Сара Реджинелла
Люди в Европе находятся в состоянии коллективного помешательства. За правду о зверствах ВСУ можно попасть в список террористов. В этих условиях собеседница Украина.ру, психотерапевт Сара Реджинелла вот уже восемь лет является проводником между итальянским народом и Донбассом.

Об этом она рассказала в интервью изданию Украина.ру
— Сара, расскажите о себе.
— Я психотерапевт, психолог, меня зовут Сара Реджинелла. Когда война в Донбассе началась 8 лет назад, вначале никто о ней не говорил, потому что была сильная цензура, не только в Италии, но и в остальной Европе. Я узнала о войне из соцсетей: мой русский друг сообщил мне о Донбассе. Я была расстроена и поражена, и решила выяснить, что там происходит. Я организовала в Италии видеоконференцию, и пригласила туда психолога, который работал в лагере беженцев в Ростове-на-Дону, и психиатра Валентина Пихтерева, который работал с пострадавшими от войны людьми. Он работает здесь, в Донецке. После этого они меня пригласили в Россию, и я приехала в Ростов, в университет. Я там преподавала студентам, хотела объяснить, что войны и конфликты похожи на отношения между людьми. Например, когда супруги разводятся, женщина может сказать дочери: «Я лучше, чем твой отец, оставайся со мной», и мужчина может сказать сыну или дочери: «Я лучше, чем твоя мать». Что-то похожее произошло с Украиной, пришли США и сказали ей: «Тебе будет лучше с нами, пошли с нами», это была провокация, разделившая народ.
— Разделили народы, как семью.
— Да. Итак, я изучала войну, чтобы понять, что происходит, я же психотерапевт, я знаю, что во время конфликтов люди страдают. Меня пригласили в Донбасс в 2015-м. Это была моя первая поездка в ДНР. Я была полностью потрясена, это был первый раз, когда я увидела войну и разрушения. Я снимала всё на видеокамеру (это был первый раз, когда я пользовалась камерой, поэтому [качество] было ужасным, но я показала эти кадры людям в Италии, и они были потрясены. В последующие годы я продолжала ездить в Донбасс; сейчас я здесь в четвёртый раз, я продолжала рассказывать Италии и Западу о том, что здесь происходило. Одновременно я начала учиться на режиссёра в Академии кино, чтобы снимать лучше, и изучать русский язык, чтобы говорить с людьми.

Я снимаю документальные фильмы, но показывать их в Италии непросто из-за цензуры. Мой последний документальный фильм был показан на международных фестивалях в Европе, Индии, России. Этот документальный фильм был показан на фестивалях, и тогда я также решила написать книгу о войне. Я также написала книгу, она называется «Как начать войну: психология конфликта». Эта книга имела успех в Италии, потому что в момент её публикации началась российская спецоперация. Люди в Европе не понимали, что происходит: «Что Россия там делает и почему?". Они начали искать слово «Донбасс» в интернете, и каждый раз в поисковиках выскакивала моя фамилия, потому что я — одна из немногих в Италии, кто говорил про Донбасс в течение восьми лет. Изо дня в день я продолжала объяснять ситуацию там; так что моя книга имела успех, она называется «Донбасс. Призрачная война в сердце Европы». Она на итальянском, её не перевели.

Меня один раз пригласили на итальянское телевидение, на передачу, посвящённую этой войне. На этой передаче я рассказывала о том, что происходит, а десять человек [были] против, и [заглушали меня], я была в одиночестве; так было несколько раз.

Хочу сказать следующее: многие считают, что Италия проводит антироссийскую политику, но это не совсем так. В Италии много людей, которые с Россией, и много людей, которые только начали узнавать, что происходит в Донбассе, и они за Донбасс. Я была во всех концах Италии с презентацией моего документального фильма и моей книги, и когда я говорю о том, что я видела, о том, что украинская армия сделала против людей Донбасса (не против ополчения), люди начинают плакать. Потом они говорят: «Спасибо, Сара, за то, что ты делаешь». Однако, из-за моей работы, я также попала в 2015 году на «Миротворец»; я была одной из первых итальянских граждан, попавших на «Миротворец» в качестве «террориста». Это не было для меня проблемой, однако проблемы появились после начала спецоперации.

Моё имя было внесено в чёрный список, показанный в итальянском парламенте, там говорилось, что я враг своей страны, хотя я всего лишь показала, как люди Донбасса страдают.

Я не боюсь, даже если в Италии у меня будут проблемы. Я не боюсь, так как я хочу чувствовать себя свободной, и я буду продолжать всё, что я делаю, потому что я сочувствую страданиям людей и хочу их показать.

Я хочу об этом рассказать, потому что очень важно, чтобы люди в Италии, в Европе поняли, что война не чёрно-белого цвета, война — сложная. Я уверена, что российская армия не хочет никого убивать, но это была нормальная реакция [России] после восьми лет преступного поведения украинского правительства.
— Джордан Питерсон, ваш коллега-психолог, известный консерватор и оппозиционер, тоже много говорил о том, как важно транслировать правду. Вас же к этой работе привело сочувствие?
— Да, я хочу, чтобы люди знали о страданиях людей, и я также хочу, чтобы люди начали работать мозгами. Сейчас в Италии работают над тем, чтобы в людях росла ненависть, ненависть к русским. Против России много агрессии, например, Россию исключили из Олимпийских игр, даже Паралимпийских; в Италии говорили, что нельзя ставить танцы [по произведениям] Чайковского, потому что он русский, — они с ума сошли.
— Это происходит в Италии?
— Да, и был российский музыкант, который не смог участвовать в конкурсе скрипачей, потому что он русский, а это дискриминация, это расизм, и это начало нацизма. Моё ощущение, что последние восемь лет в Италии растёт нечто, похожее на фашизм. Некоторые люди поняли, что это диктатура, но они чувствовали себя одинокими; у меня было такое же чувство в Италии.
— Как Сопротивление во Второй мировой?
— Да, я сопротивляюсь, но похоже, что государство идёт в опасном для нашей страны направлении, потому что мы теряем демократию. Это же ненормально, что я нахожусь в чёрном списке, который был показан в итальянском парламенте (итальянском! не украинском!) только потому, что я показала страдания людей. Это ненормально, а люди продолжают говорить, что Кремль мне платит (смеётся). Кремль мне не платит, я всё сама делаю. Мне нравится ощущение, что я помогаю людям, которым никто не хочет помогать.

В Италии много людей, которые начали понимать, что происходит в Донбассе благодаря моей работе. И сейчас мне каждый день пишет много людей по электронной почте, они говорят мне: «Спасибо, Сара! Ты не одна, пожалуйста, продолжай!». Три дня назад я создала канал в Telegram и пригласила итальянцев: «Давайте в Telegram!». На канал подписалось пять тысяч человек. Люди понимают, что я говорю правду, только правду. Правда реальности сложна, я хочу помочь людям использовать мозги.
— Что вы думаете, как профессионал, о том, что вроде бы свободнейшее общество, с открытыми СМИ, со свободой слова, демократическими структурами — Европа, образец демократии — как из этого выросла эта, практически тоталитарная система?
— Я думаю, что у нас в Европе и в Италии нет демократии; я думаю, это стало возможным из-за «промывания мозгов», очень мощного промывания. Похоже на то, что происходит в сектах: там говорят, вот это хорошо, а вот это плохо, а если ты говоришь: «Но может быть, ситуация отличается», — [тебе говорят] «Ты лжец!», и ты сталкиваешься с сильной агрессией.
— Да, у меня есть такой опыт, у меня есть друг в Германии, и похоже, что он полностью находится под влиянием «внушения» — если ты говоришь что-нибудь, не соответствующее политике либерального глобализма, он просто выходит из себя.
— Да, это правильное слово, это такое внушение, которое делают СМИ. Например, я пишу для независимой итальянской газеты в Facebook*. Мы пишем бесплатно, без денег. Facebook* изменил алгоритм, так, что ты не можешь ничего сказать, вот у нас какое лицемерие. Пиши, пожалуйста, нет проблем... но никто не сможет тебя увидеть. И, таким образом, у людей возникают трудности в том, чтобы понять, где правда. Они каждый день слышат по телевидению: «Российская армия убивает людей!», а потом многие мне пишут: «Ты преступница, потому что ты поддерживаешь российскую армию, которая убивает людей».

Хочу рассказать об ужасной вещи: газеты рассказали, что российская армия насилует детей одного дня отроду... и продолжали говорить об этом каждый день. Я, как психолог, работаю в суде в своём городе, работала с делами связанными с педофилией, сталкивалась со многими ужасными случаями, но такого никогда не видела, да это просто физически невозможно!
— То есть вы можете распознать педофила?
— Я могу распознать ложь. Я видела многочисленные фотографии и документы, связанные с изнасилованиями и другими случаями сексуального насилия в отношении детей, и такие утверждения просто нелепы! А люди говорят мне: «Ты защищаешь российскую армию, насилующую новорождённых детей!». Но я буду продолжать заниматься [своим делом], даже если люди выступают против меня. Я хочу быть сильной, я не боюсь, потому что я знаю, что есть люди, которые меня поддерживают. Я хочу, чтобы Италия и Россия опять дружили как раньше. Ведь раньше в Италии было много русских туристов, у нас были хорошие отношения, совместный бизнес, особенно в моей провинции, и я хочу, чтобы эта дружба возобновилась. Италия любит Россию, и многие итальянцы поддерживают Россию и поддерживают президента Путина.
— И вы являетесь их голосом.
— Да, я их голос, и буду продолжать им быть.
* * *

* Компания Meta — владелец Instagram и Facebook — признана экстремистской, ее деятельность в России запрещена.
Поделиться