Почему так актуально вспомнить об Омаре Торрихосе

Юрий Шемелин
15 Июля 2021г.
Почему вдруг Торрихос? Почему я решил перевести и издать на русском языке эти воспоминания и рассуждения о Торрихосе известного в прошлом веке латиноамериканского марксиста Хосе де Хесус Мартинеса, философа и математика, а по совместительству личного телохранителя генерала?

Частично в этом «виновата» пандемия, посадившая на карантин многих из нас и невольно заставивших обратить взор на полки книг над письменными столами. Так было и со мной. Но мою мотивацию существенно дополняло другое.

В начале 1990-х я был направлен на работу сначала в Коста-Рику, а затем и в Панаму в качестве торгового советника Посольств этих обеих стран, и книга Мартинеса о Торрихосе меня впечатлила ещё тогда: я пришёл к убеждению, что этот выдающийся народный и национальный лидер Панамы был великим экспериментатором приложения марксизма в Панаме и что убийцей генерала и именно поэтому было ЦРУ США.

Это впечатление о книге и генерале потом дополнялись другими разными деталями, фактами и впечатлениями. Уже вернувшись на Родину, работая в Институте Латинской Америки, я ещё не раз по разным поводам и делам возвращался в Панаму, с любопытством исследователя писал статьи об экономической и социальной жизни этой страны, провёл социально-экономическое сравнение двух стран-соседей: Панамы и Коста-Рики. И порой многие сюжеты и мысли из книги Мартинеса о генерале всплывали в моей памяти по разным поводам.

А в первые месяцы 2020 года, когда в сочетании с эпидемией коронавируса разразился очередной и во многом необычный и ещё не вполне ясный по своему происхождению мировой экономический кризис, (к тому же сопровождаемый по весьма странному совпадению вдруг вброшенной в мировое сообщество книгой «Великая перезагрузка» Клауса Шваба), мемориальное наследие о деятельности генерала - марксиста в Панаме, Латинской Америке и в мире - обрело для меня особое значение. Крах идей глобализма и его либеральных принципов очевиден. Заложенный в сути капитализма, выросший на его высочайшей имперской стадии развития ген погони за прибылью любой ценой, нанёс, похоже, безвозвратный ущерб природному равновесию и довёл до опасного края уровень социального неравенства на большей части планеты.

Зашедшему в тупик капитализму в поисках выхода пришлось обратиться к научному пониманию истории: историческому материализму, связавшему законы развития производительных сил с неизбежностью приведения их в соответствие с производственными отношениями. Но, обратившись к марксизму, глобалисты извратили его основную идею и устами Клауса Шваба отвели ЧЕЛОВЕКУ место не ХОЗЯИНА этих сил, а в лучшем случае - ИСПОЛНИТЕЛЯ воли их элитарных ВЛАДЕЛЬЦЕВ – конгломерата производительных платформ из полностью автоматизированных производств. Классовое расслоение и новые изощрённые формы эксплуатации человека человеком при этом сохраняются.

Такова вкратце схема «Великой перезагрузки», оглашённой на пике пандемии и кризиса главным идеологом глобализма, президентом Всемирного экономического форума Клаусом Швабом. Итак маски сброшены. Публично. Изложены все основные идеи «перезагрузки», которые на самом деле начали претворяться в жизнь еще полвека назад, если не раньше.

Это, во-первых, идея дальнейшей концентрации производств и информационных потоков в руках крупных промышленных кланов, Это, во-вторых, идея ослабления и постепенного исчезновения государства, как социального регулятора и передачи его функций монополистам - производителям и хозяевам информационного пространства.

В-третьих, идея приспособления к нуждам этих кланов самого важного капитала – человеческого - путём упрощения и унификации образовательных стандартов для большинства, с углублением классового расслоения в образовании, здравоохранении, культуре. В-четвёртых, идея отбора у большинства материальной основы человеческого достоинства: материальной и интеллектуальной собственности и её концентрации в руках элиты.

Это, наконец, идея установления широкого и глубокого контроля над информационным пространством и человеком в нём, над формированием его мировоззрения, над его сознанием, его действиями вплоть до функции физического воспроизводства.

Книга Хосе де Хесус Мартинеса о генерале — это книга о том, как Торрихос наряду с многими другими руководителями разных государств мира, пытавшимися изменить жизнь своих народов к лучшему, делал это в Панаме, понимая всю опасность своей работы и борьбы, которую он вёл против могущественного и жестокого врага, как уже тогда он боролся против признаков будущей «великой перезагрузки» судьбы человечества. Книга о том, как боролись против Торрихоса и его философии его враги и бесчисленные обстоятельства реальной жизни.

Ещё одной причиной того, почему я взялся перевести, издать и попытаться распространить эту книгу в России является и то, что в России и вокруг неё можно обнаружить сегодня многое из того, против чего и за что нам нужно вести борьбу также бесстрашно и настойчиво, спокойно и оптимистично, как это делал самобытный выходец из народной среды, национальный герой Панамы, генерал Бедняков Омар Торрихос, так таинственно погибший 40 лет назад в авиакатастрофе.

Омар Торрихос Эррера родился 13 февраля 1929 года шестым ребёнком в семье учителей в провинциальном панамском городишке Сантьяго-де-Верагуас. Когда ему было 8 лет, в доме стали появляться новые друзья отца - испанские беженцы из побеждённой франкистами республиканской Испании. Их дети стали друзьями Омара, и общение с ними, разговоры, которые велись в семье, видимо, и были тем, что потом сформирует «стучащий в его сердце пепел» памяти, стремление к справедливости».

Ещё в школьные годы Торрихос узнал, что такое физический труд: работал в автомастерской смазчиком. Военная карьера началась с училища в Сальвадоре. С 1952 года служит в Национальной гвардии Панамы, так называлась ныне уже не существующая армия Панамы.

В 1956-58 годах, будучи лейтенантом, а потом капитаном, он охранял жившего тогда в Панаме в изгнании экс-президента Аргентины Хуана Перона. В военной карьере Торрихоса были и мрачные страницы подавления студенческих, крестьянских и индейских восстаний. В одном из боёв с панамскими партизанами в горах провинции Чирики он даже получает тяжелое ранение. Но никакие всё более высокие должности и звания, которых он добивается из года в год, ни учёба на знаменитых Высших командных курсах «Школы Америк», созданной США в зоне Панамского канала, не стирают обретённые им в детстве основы классового самосознания.

И не случайно первое, что он сделает, придя к власти в результате сознательно совершённого им 25 февраля 1969 года государственного переворота, - освободит из тюрем всех левонастроенных представителей интеллигенции, студентов, лидеров оппозиционных партий и партизан. И пригласит их к сотрудничеству. И очень скоро такое сотрудничество состоится. Сначала - в декабре 1970-го - в форме поддержки генерала в подавлении попытки переворота против него правоконсервативного офицерства, а затем – долгие годы в форме участия многих панамских «левых» в его упорной работе за социальное и экономическое преобразование страны на принципах марксизма. Он добился многого в этом деле. За годы его руководства удвоился объём панамского ВВП. Резко возросла роль государства в экономике: доля госсектора в ВВП поднялась с 3 до 20 %, производство электроэнергии возросло в 10 раз, доходы госбюджета увеличились в 20 раз, удвоилось количество школ и медицинских учреждений. Введено бесплатное образование всех уровней, 40-часовая рабочая неделя, обязательной для работодателей стала тринадцатая зарплата работникам к Рождеству. Проведена аграрная реформа с образованием 147 кооперативов.

А 7 сентября 1977 года он выполнил самую главную из поставленных им для себя задач: оформил договорённость с США о передаче Панаме суверенитета над Панамским каналом – важнейшего для региона и мира международного транспортного объекта.

Генерала Торрихоса уважали и в Латинской Америке, и в мире. Он был одним из лидеров международного движения неприсоединения, объединявшего 119 стран.

В Панаме Торрихоса особенно любили в народной среде. Был скромным, доступным, простым и внимательным к людям человеком.

Омар Торрихос и Хосе де Хесус Мартинес не были ни однокашниками, ни друзьями. Их судьбы скрестились на извилистой тропе Истории и случайно, и закономерно. Судите об этом сами. Хосе де Хесус Мартинес - панамский философ-марксист и математик, профессор Панамского университета, талантливый литератор, драматург и поэт, общественный деятель, публицист, кинорежиссёр и лётчик Национальной гвардии Панамы, лихой мотоциклист, любитель каратэ, рома и весёлых вечеринок – стал одним из личных телохранителей генерала Омара Торрихоса в чине сержанта.

Хосе де Хесус Мартинес родился в Никарагуа в июне 1929 года, закончил среднюю школу в соседней Коста-Рике, а во время Второй мировой войны - школу мореплавания в порту Марион, штата Массачусетс (США), где научился и парусному спорту. Затем были Католический университет Чили и Мексиканский национальный университет, продолжение учёбы в Европе в двух европейских университетах: Комплутенсе де Мадрид и парижской Сорбонне. За 10 лет интенсивной учёбы он защитил две докторские диссертации: в области математики на тему применения математической логики и – философии на тему смерти в произведениях Св.Фомы, научился говорить на шести языках, включая латынь. Учиться, поглощать мир знаний, писать стихи и прозу он начал одновременно. Свою первую литературную премию он получает в 23 года в 1952 году в Испании за книгу “La Perrera”, в 1961 и 1972 году - премии им. Рикардо Миро (Панама) за драматургические произведения. Всего его перу принадлежат более 40 книг и поэтических сборников. В свои сорок лет он уже был известным, и не только в Латинской Америке, поэтом, философом, марксистом и ко всему этому полным атеистом. Он обрёл в интеллектуальных кругах региона всеобщую известность как писатель и политик левой ориентации и вместе с этим трогательное имя - Чучу.

Когда в октябре 1968 года группа «патриотически настроенных военных» (как говорили тогда у нас) во главе с полковниками Омаром Торрихосом и Борисом Мартинесом совершила государственный переворот, свергла законно избранного на новый срок президента Арнульфо Ариаса Мадрида, Чучу присоединился к протестному движению студентов, участвовал в демонстрациях против «незаконного захвата власти военными, известными ранее в Панаме жестокими расправами с коммунистами и представителями других левых движений. Чучу был арестован и выслан из страны. Ненадолго обосновался в Гондурасе, где его приняли в Университете Тегусигальпы. Но вскоре, после подавления Омаром Торрихосом путча против него группы правых офицеров во главе с полковником Мартинесом, возвращается в страну и в Национальный университет Панамы.

В Университете Чучу принимает участие в съёмках фильмов студентами из студии Университетского экспериментального кино. Вместе с ними снимает документальные фильмы о Панаме и реализуемых новой властью и лично Торрихосом проектах развития экономики и социальной сферы страны. Но настоящий поворот в своей жизни он совершает в январе 1974 года, когда на своём личном самолёте приземляется на недавно возвращенной Панаме бывшей американской военной базе в местечке Рио-Ато на берегу Тихого океана, где рядом с резиденцией Торрихоса базируется один из полков Национальной гвардии Панамы и обращается к генералу с просьбой принять его в ряды Национальной гвардии в качестве простого «милитанте».

45-летний и хорошо известный генералу университетский профессор-диссидент сбривает свою бороду а ля «клошар», проходит через все круги ада солдатских тренировок и испытаний под тропическим солнцем и ливнями рядом с 18-летними панамскими юношами и постепенно завоёвывает симпатию и доверие генерала. Оставаясь в звании сержанта, становится его телохранителем, помощником, советником, переводчиком и доверенным лицом. По сути, работает вместе и рядом с генералом. Во всех его зарубежных поездках и на переговорах. Выполняет десятки порой секретных и деликатных поручений. Они учатся друг у друга применению марксистской философии «здесь и сейчас», они спорят, соглашаются или не соглашаются друг с другом, строят планы. Вместе дружат и беседуют с Грэмом Грином и Гарсией Маркесом, Фиделем Кастро и Морисом Бишопом, Муамаром Каддафи и Иосипом Броз Тито, Томасом Борхе и Даниэлем Ортегой, десятками известных и неизвестных никарагуанских, колумбийских, гватемальских и аргентинских геррельерос, партизан, борющихся в своих странах со ставленниками Империи, чтобы «изменить мир к лучшему»… Он пишет Генералу честное и эмоциональное письмо-поздравление в связи с заключением соглашений Торрихос-Картер о передаче Панамского канала под юрисдикцию Панаме.

Случайно его нет рядом с ним в том коротком и трагическом 15-ти минутном перелёте из Пенономе в деревню Коклесито, месту уникального любимого генералом народного сельхозпредприятия.

Чучу проживёт ещё почти 10 лет после того 31 июля 1981 года, дня гибели Омара Торрихоса. Уйдёт в отставку, но потом снова вернётся в Национальную гвардию в новом качестве лейтенанта, создаст и возглавит Фонд им. Торрихоса, а в 1987 году напишет книгу «Мi general Torrijos» и издаст её в Гаване в издательстве “Casa de las Americas”.


Книга не относится к жанру биографии. Это довольно причудливая смесь размышлений об основах марксистского мировоззрения и самого Чучу, и генерала Торрихоса, о происходивших и описанных с почти с кинематографической чёткостью событиях, о людях, героях-революционерах и политических деятелях той эпохи, с которыми автор и генерал встречались и беседовали, о человеческих качествах и особенностях наций и латиноамериканских народностей, о научном понимании исторических процессов, о латиноамериканских реалиях той эпохи, о никарагуанской революции и партизанских движениях в Центральной Америке, о её друзьях и недругах и о многом другом.


О книге, написанной в таком жанре, коротко не расскажешь. Но, пожалуй, главное в ней состоит в том, что знаменитая ленинская фраза: «учение Маркса всесильно, потому что оно верно» пронизывает её страницы и не в теории, а практически. Генерал Бедняков, сын сельских учителей, Омар Торрихос с детства и до самого последнего мгновения своей жизни плоть от плоти Сын Своего Класса, а классовая суть Человеческой Истории, частью которой он стал, является для него основой во всех событиях и даже малозначимых мизансценах его жизни. И для него, и для Чучу-Мартинеса – это основа их всего: от оптимизма до жертвенности, от побед до поражений, от Любви до Ненависти, от их «Да» до их «Нет». И читая книгу, понимаешь, что все сегодняшние и недавние поражения великих идей справедливости, чести и достоинства, все совершенные против этих идей предательства были совершены в результате и при помощи сначала ошибочного начётнического, не подкреплённого примером власти несения марксизма в массы, а затем и сознательного отбрасывания, охаивания, уничтожения, стирания из памяти людей этой главной идеи научного понимания общества и его истории.

Как и какие основные постулаты марксизма были взяты генералом на вооружение в его борьбе? Как он их использовал? Нет ли в его практике того, что можно было бы учесть, использовать нам, перебросив мостик их того прошлого в наше время? Постараемся ответить на эти вопросы так, как это изложено Х. Мартинесом в этой книге.

Для генерала Торрихоса - Человек - главный объект и цель нужных человечеству экономических, социальных и всех других преобразований. «Изменить социальную структуру общества без изменения Человека» для генерала и Х. Мартинеса «равносильно облачению в чистые одежды не отмытого от грязи тела». Но «изменять, делать Человека лучше нельзя, вредно и даже недостижимо, если не считаться с его Достоинством. Всех и каждого.» Достоинство! Этот чрезвычайно важный элемент философии и культуры Торрихоса особенно важен сегодня для понимания происходящего и произошедшего. Ибо в одну историческую эпоху одни, «по колени, ещё стоящие в грязи прошлого», но облачённые властью представители пролетарских масс, не считались с Достоинством Человека и расстреливали порой подряд всех «врагов народа», а другие сейчас попирают это Достоинство, вбрасывая в урны фальшивые бюллетени, приказывая подписывать поддельные протоколы избирательных комиссий, лишают людей права законного выбора властных над собой Институтов. «Цель выбирает средства, - пишет Мартинес, но не оправдывает их. Справедливая цель всегда выбирает правильное средство для её достижения, а выбранные для достижения целей средства являются симптомами, характеризующими и саму Цель.» Самым изощрённым способом уничижения человеческого Достоинства является навязанный глобалистами регресс в методиках и направленности образования, изъятия из образовательного процесса воспитательной составляющей, глубокого гуманистического начала из здравоохранения и - как результат - тотальной коммерциализации всей социальной сферы, включая культуру.

Цель комплексного уничижения человеческого достоинства и выбранные для этого средства и результаты – налицо. Ведь никому из политических руководителей и прикормленных ими политологов не пришло в голову осудить Германа Грефа за его публичное победоносное объявление на недавнем Петербургском экономическом форуме о том, что «в образовательном процессе мы перешли от обучения знаниям к обучению навыкам».

Думаю, что многократные попрания человеческого достоинства со стороны властей как в советский период, так и в наше постсоветское время являются главной причиной торможения прививочной компании в России в борьбе с ковидной вирусной инфекцией. Следствие такого недоверия - и низкая явка российских избирателей на выборы всех уровней, и идущая от приснопамятного вранья советских партаппаратчиков неуклонно падающая до сих пор на выборах поддержка электоратом КПРФ.

Генерал Торрихос неустанно воспитывал в панамском народе чувство национального достоинства. Воспитывал не только путём конкретных решений в экономической и социальной областях и постоянных напоминаний об этом в своих выступлениях. Он сделал её и фундаментом поставленной им задачи восстановления национального суверенитета над Панамским каналом.

Он дружил с Фиделем Кастро, который также, как он, пользовался лозунгом национального достоинства, применяя его к борьбе за независимость Кубы от США, как важнейший в его политике. Однако Торрихос открыто не соглашался со «слишком высокой для кубинского народа социальной ценой такой независимости». И шаги Истории, о которых он часто говорил, сегодня доказывают верность этого тезиса в форме обострения социальных проблем в связи с пандемией коронавирусной инфекции в качестве повода для такого обострения.

Генерал был убеждён, что для создания надёжной основы для формирования национального достоинства народа в целом и каждого Человека в отдельности необходимо создание мощного государственного сектора в экономике. Для Генерала и Чучу внутренняя экономическая политика — это политика создания государства-производителя, государства – коллективного собственника всех расположенных на территории страны ресурсов и государства справедливого распределения результатов их использования. За 13 лет нахождения Генерала у власти доля государственного сектора в экономике увеличилась с нуля до 20 %. Результатом был рост производства электроэнергии в 10 раз, увеличение поступлений в бюджет – в 20 раз, увеличение количества крестьянских сельскохозяйственных кооперативов с 11-ти до 147 . В 2 раза увеличилось количество школ и больниц.

Критикам политики активного огосударствления экономики, якобы нерентабельного и коррумпированного, Торрихос отвечал не только цифрами роста подлинно национального производства и наполнения социальных статей расходов госбюджета, но и принципиальной постановкой вопроса важности такого подхода. Х. Мартинес пишет по этому поводу, что «ведущим принципом тут должен быть патриотизм, а не коммерция и что государственные инвестиции имеют своей целью выполнение не столько предпринимательских, сколько политических задач.» «Родина не продаётся», - говорил генерал, - и «национальное достоинство тоже может быть рентабельным». Отсюда и его телефонное распоряжение генеральному директору государственной энергетической компании Эдвину Фабрега: «Эдвин, снизь этот чёртов тариф! - говорю…» И тариф был снижен вопреки экономическому расчёту, представленному генералу.

Врут господа либеральные экономисты, когда без устали талдычат о неэффективности государственных предприятий, нагло не замечают и других, куда как более эффективных чем частные, форм коллективных производств: кооперативов, народных предприятий, (есть и в России такие предприятия) да и целых стран с успешно реализуемыми, заметными участиями государственных структур в экономической жизни. Кроме экономического гиганта КНР это, например, Беларусь, Норвегия, Израиль, Лаос и не только.

Врут и не замечают потому, что классовым чутьём барыг и мошенников боятся этих форм, как форм, которые благоприятствуют развитию человека, сохраняют его достоинство, ведут к ликвидации источника неравенства, выражающегося в отсутствии возможности для образования. Генерал без устали множил эти формы в Панаме и «падал на колени не в церкви, а в своем любимом кооперативе в деревне Коклесито, сажая вместе со школьниками овощи на грядках».

А в борьбе генерала за возвращение Панаме трансокеанского канала реализация принципа национального достоинства получила ещё одно конкретное воплощение.

В результате инициированных Генералом длительных переговоров американский сенат большинством всего лишь в три голоса дал президенту Картеру согласие на подписание панамо-американские соглашений о передаче Панаме канала, но через 23 года. Генерал понимал, что вряд ли увидит свою мечту воплощённой. Он говорил тогда: «Боль в сердце мы заменили на боль от камушка, попавшего в ботинок». Он собирался ускорить путём давления на американцев согласованный график передачи канала, исключения из подписанных им и президентом США Д. Картером 7 сентября 1977 года договоров унизительной для Панамы статьи, допускающей «вооружённое вмешательство США в случае возникновения угрозы свободного использования канала судами всех стран.» Не удалось.

Но время и усилия его последователей принесли здесь свои плоды. Главным подарком для панамцев стало внесение в Конституцию страны статьи, в которой «Панамский канал объявляется навечно неотчуждаемым национальным достоянием, а его управление передаётся автономной государственной компании Администрации Панамского Канала. Кроме того, в Конституцию была внесена статья, в которой все стратегически значимые решения АПК и правительства Панамы по каналу должны решаться в последней инстанции на общенациональном референдуме.

Вот бы нам так решать вопросы о нашем «национальном достоянии». Куда там… Мы же, как нам внушает Избирком, вряд ли компетентны в таких делах…

А панамцы оказались вполне компетентными. Когда к началу двухтысячных канал стал узким для почти 20 % морских торговых судов мира и встал вопрос о необходимости увеличения его пропускной способности, проект его расширения был представлен на широкое обсуждение. Национальный референдум по этому вопросу состоялся 6 октября 2006 года. Большинством в 72 % голосов из 60 % принявшего участия в голосовании населения панамцы разрешили АПК начать осуществление проекта расширения канала. Через 10 лет, 26 июня 2016 года. новые шлюзы канала начали пропуск судов.

Инвестиции в расширение канала составили 5,26 млрд.долл., из которых 3,0 млрд.долл. составили государственные вложения из бюджета АПК и правительства и лишь 2,2 млрд. долл. – внешние заимствования. Что касается общего экономического и социального эффекта от передачи Панаме канала и особенно после его расширения, то в 2019 году доходы АПК составили 2,2 млрд.долл., чистая прибыль – 1 ,2 млрд.долл., что обеспечило половину всех социальных затрат бюджета страны. Панамский канал, по моему мнению, заслуживает присвоения ему имени генерала Омара Торрихоса Эрреры, хотя именно генерал в ходе трудных переговоров с американцами, неоднократно заявлял, что разрушит канал, если американская элита заблокирует решение о подписании соглашений о передаче канала. Не заблокировали. Генерал не взорвал канал.

И сегодня так же как и все годы существования канала от 65 до 70 % грузов проходящих по каналу – это грузы, имеющие своим назначением или пунктом отправления – порты США. Правда 13-15 % грузопотока канала составляют уже грузы из КНР или предназначенные к разгрузке в китайских портах. Таковы, как говорил Генерал, «шаги Истории». И её парадоксы.

Совершенно по-ленински и вполне актуальны понимание Генералом и его «концептуальным другом» Мартинесом единства любого национального внутреннего олигархата и международного империализма, затевающими время от времени драки за рынки сбыта в погоне за прибылями, создающими для этого союзы и ввергающими мир в разного рода войны: торговые, информационные, политические или все вместе и сразу: гибридные, а порой и настоящие… И для тех и для других, - говорил генерал «священным и не обсуждаемым, как «божий промысел» является право частной собственности, освященное протестантским, милым сердцам либералов лозунгом: «бог благословляет успех и успешных…. И для тех и для других «их доходы и прибыли носят оттенок триумфа, заслуживающим только аплодисменты» общества, что подчеркиваются системой власти, состоящей с ними в союзе. И для тех, и для других Родиной является то место, где «раздаётся треск их кассовых аппаратов», а не звуки любимых песен и национальные гимны» - пишет Х. Мартинес. В союзе с ними состоит и церковь, не гнушающаяся «во славу господа» и бизнесом, и соучастием в «оболванивании» обворованных совместно с властью трудяг-прихожан. Генерал и Чучу не верили в существование Всевышнего, но, как настоящие марксисты не противопоставляли своё неверие праву народа верить.

Для Генерала и Чучу международные отношения носят в первую очередь классовый характер, а целью этих отношений являются суверенитет и полная независимость. «И нельзя, - пишет Х. Мартинес, «проводить независимую внешнюю политику, не проводя такую же внутреннюю». Вот и натыкается чрезмерно зависимая от экспорта углеводородов и иностранного капитала российская экономика на бесконечные санкции со стороны её «партнёров», на разного рода политические провокации и терпит из-за экономических интересов «хозяев» страны политические поражения на внешнем фронте. Из-за «торговых войн», затеянных в погоне за прибылями подлинными «хозяевами», обрела в лице Украины геополитического врага. В Белоруссии амбициозный «хозяйственник», но идеологически запутавшийся Лукашенко находится под давлением представителей российского олигархата, которые мечтают о таком предстоящем изменении Конституции Беларуси, которое откроет дорогу акционерному российскому капиталу в ведущие государственные предприятия страны. Противоречивыми и потому тупиковыми являются положения минских договорённостей по Донбассу, основанные в большей степени на геополитических и коммерческих интересах тех же российских «хозяев», а не на интересах трудящихся этой русской окраины Украины, стремящихся к своему независимому экономическому и социально-культурному развитию. Внутренние классовые предпочтения не могут не превращать российскую внешнюю политику в разновидность империалистической политики, а страну в целом – в одну из многих «империалистических» держав, ведущих борьбу за свои интересы в обычной волчьей стае других империалистических хищников.

Генерал руководил в стране, где царствовал и до сих пор царствует не производительный сектор, а сектор услуг (торговля, финансы, транспорт, телекоммуникации), где примитивный набор услуг и сервилизм формирует у людей психологию слуг. Эта картина свойственна теперь многим зависимым странам с уничтоженным национальным производством. И Россия тут не исключение. Торрихос, как пишет Чучу, «ненавидел проявления этого сервилизма почти на интимном, личностном уровне»… Панамские олигархи, прислуживающие их американским хозяевам, и мелкая панамская буржуазия, прислуживающая этим олигархам, были главными объектами его глубокого, окрашенного классовой ненавистью к ним презрения… И дело не только в том, что эти, знакомые и нам служки-рабы наших российских или пришлых иностранных «хозяев» жизни, прислуживая им, буквально впитали в себя культуру и даже цивилизационные особенности нации «хозяев» (главным образом англосаксов), но самое главное они уничижают в себе и в своих близких свои национальные особенности и культуру, уродуют родной язык, изменяют национальным традициям и привычкам. Пушкин и Толстой знали французский язык, как родной, но оставались глубоко и навеки национально идентифицированными столпами русской цивилизации и культуры. Х. Мартинес приводит для иллюстрации словесного уродства подслушанный им на курорте диалог между мужем и женой из панамской буржуазной элиты: «Дарлинг, где наши чилдрен?» - «Они там, «в свиминг пуле» купаются»… В России это чаще всего проявляется в торговой сети, принадлежащей иностранцам, и в названиях коттеджных (кстати вполне буржуазных) поселков: «Веретёнки Фамили Клаб», «Давыдофф виллидж», «Грин хаус кэмп», посёлок «Венеция» или «Таунхаус Флоренс»… и т д. Всё это кажется мелочью. Но из мелочей вот так постепенно и складывается портрет неоколонии под именем «Россия» с фактическим захватом иностранным капиталом российского потребительского рынка и рынка труда. Да и самих потребителей в нём, жадно пожирающих будущее своих детей…

Почитаем, например, Х. Мартинеса на эту тему в его письме генералу, где он поздравляет его с подписанием Соглашений по каналу: «Перед нами теперь два пути, две возможности, такие же разные, как белое отличается от чёрного и дурное от хорошего. Первый – это дать торговцам широкие возможности для превращения нашей страны в огромный супермаркет, а каждого панамца в счастливого клиента с высоким стандартом жизни низкого качества, как вы сами это как-то сказали. Для которого кока-кола - суть жизни, а суверенитет – марка пива. Второй путь – это шаги к материальному и духовному богатству Человека путём строительства панамского социализма. Сейчас мы лишь тронули первые аккорды: дальше это либо музыка национального гимна нашей Родины, либо коммерческой «Джингл Бэлл». Пока это неизвестно. Это зависит от нашего и будущих поколений.»

Я думаю, что именно тогда, в начале 1980-х, с приходом к власти в США республиканской политической элиты и президента Рональда Рейгана, которого так ненавидели Генерал и Чучу, началось То, что потом привело к предательским подвижкам в идеологически закостенелом Политбюро ЦК КПСС, затем к предательству Горбачёва и иже с ним, к его «перестройке», к афганскому позору с выводом войск, к Беловежской пуще и распаду Союза, к Ельцинскому перевороту, Соглашениям с МВФ и конституционному перевороту с расстрелом последних защитников советской власти в октябре 1993 года. Как раз к тому сроку, когда республиканская элита в лице Рейгана и Буша, отработав своё, передали дело на «пересменку» демократу Б. Клинтону.

Наступление Империи, как называют глобальный империализм многие латиноамериканцы, тем не менее, продолжалось. Продолжались и множились, продолжаются и сейчас предательства и уступки Империи по всему фронту её наступления. В Латинской Америке почти зачёркнута эпоха «левого поворота». Начав с Гренады и Панамы в 1988-1989 г.г., Империя остановила его в Бразилии и Эквадоре, уничтожила партизан-марксистов в Колумбии, готовится к перевороту в Венесуэле, а возможно теперь и на Кубе. И пусть нас не обманывает так называемое российско-американское «обострение». Классово идентичные, хотя и неадекватные по масштабам страны умеют не только огрызаться, но порой и договариваться на основе взаимных экономических интересов. «Звона кассовых аппаратов»…

Пандемия коронавируса, как дымовая завеса над нами пока и вряд ли случайно не даёт поднять голову для сплочения и марша мысли и действий людей, подобных Омару Торрихосу и Хосе Мартинесу. Но будем оптимистами. Оптимистами действия.

Латинская Америка – этот уникальный сплав индейских, африканских и европейских цивилизаций - подарила миру множество героев, стремившихся менять его к лучшему. Х. Мартинес пишет: «Возможно в Европе, где жестокая реальность исторически сгладилась, ещё можно сохранять собственное благообразие и мораль без того, чтобы решительно примкнуть к лагерю бедняков. Быть хорошим без какой-либо социальной и идейной окраски. В Латинской Америке это невозможно. Здесь нельзя быть хорошим без того, чтобы стать «левым.» И здесь невозможно быть «правым» без того, чтобы не обрести в качестве приложения к себе известного грязного словечка, которое здесь не хочу произносить».

И ещё: «стать левым в Латинской Америке – это часто вопрос жизни и смерти.» Как это было, к сожалению, и с генералом Омаром Торрихосом 40 лет назад.

Многие латиноамериканцы считают, что мы, русские или россияне, как и они, - носители во многом схожих цивилизаций. Хотелось бы в это верить. Прочти эту книгу. Стань левым.
Поделиться