Реванш Сальвадора Альенде в Чили?

Нил Никандров - http://fondsk.ru
24 Мая 2021г.
Выступая по радио 11 сентября 1973 года из дворца «Ла Монеда», президент Альенде за несколько минут до своей гибели сказал: «Я верю в Республику Чили, в её будущее. Не мы, так другие переживут эту мрачную, горькую годину и покончат с предательством, рвущимся к власти. Знайте: скоро, очень скоро распахнётся перед нами широкая дорога, и освобождённое человечество пойдёт по этой дороге навстречу новому прекрасному будущему. Да здравствует Чили, да здравствует народ, да здравствуют трудящиеся!»

Много событий за минувшие с тех пор неполные полвека пришлось пережить чилийцам: кровавая диктатура, несколько буржуазно-либерально-демократических правительств. Стране пришлось жить по конституции, принятой в годы правления Пиночета, в жёстких рамках государственного неолиберализма. И всё-таки, судя по последним событиям, время перемен для Чили наступило.

С 8-бальным землетрясением сравнивают итоги прошедших в середине мая выборов губернаторов, мэров, членов муниципальных советов и Учредительного конвента по подготовке новой Конституции. Правящая в стране коалиция «Вперёд, Чили!» потерпела сокрушительное поражение. Президент Себастьян Пиньера признал: «На этих выборах граждане послали нам ясный и мощный сигнал – как правительству, так и всем традиционным политическим силам. Мы не отвечаем полностью нуждам и чаяниям граждан».


Такой вывод Пиньера и его правительство могли сделать гораздо раньше. С октября 2019 по март 2020 года чилийцы массами выходили на акции протеста из-за роста цен на товары первой необходимости и продукты питания, разгула коррупции, планов дальнейшей приватизации, повышения стоимости проезда в метро. Народ призывали к выступлениям левые и левоцентристские партии, профсоюзы, социальные движения, студенческие организации. Высокой боевитостью выделялись представители индейских народов – мапуче, аймара, кечуа и других.

Участники манифестаций требовали справедливой социальной политики в образовании и здравоохранении, увеличения минимальной зарплаты, реформы пенсионной системы. Ситуация становилась всё более взрывоопасной, для подавления выступлений правительство использовало силу, применялись водомёты, слезоточивый газ и резиновые пули. Были жертвы с обеих сторон. Пиньера, будучи ставленником правящего лагеря, привыкшего к ультимативности «общения» с левой оппозицией, втягивал страну в предреволюционную ситуацию, грозившую развалом экономических и политических скреп, созданных при диктатуре Пиночета. Чилийские верхи запаниковали: подросло новое поколение молодёжи, внутренне свободной, политически развитой, заряженной на борьбу с социальной несправедливостью, за элементарные человеческие права.


Призывы к скорейшему проведению политических реформ и принятию новой конституции зазвучали как общий глас народа. Да, с 1981 года «основной закон» частично подновлялся. Была скорректирована статья о сроках президентского мандата (сокращён с шести до четырёх лет), было вычеркнуто положение о назначаемых и пожизненных сенаторах, введён пункт о праве президента отправлять в отставку главнокомандующего вооружёнными силами, но эти конституционные заплатки не имели решающего значения. Конституция Пиночета объективно ограничивала права народа на волеизъявление. Чилийская экономическая модель не учитывает интересы простых людей. Окостеневшие социальные перегородки препятствуют доступу молодёжи к качественному образованию. Система здравоохранения не справляется с решением возросших задач.


На классовое неравенство в стране не раз обращали внимание чилийские политологи. Правительство Пиньеры обещало увеличить расходы на здравоохранение, провести налоговую и пенсионную реформы в пользу рядовых граждан, отладить систему общественной безопасности из-за роста уголовных преступлений. Было много красивых речей о социальном мире на основе всеобщего процветания, которое вот-вот настанет, но добиться видимых успехов правительству не удалось. Граждане «второго сорта», работая на износ, не видели перспектив ни для себя, ни для своих детей. Состоятельные классы процветают, выставляя напоказ расточительность и пренебрежение к «униженным и оскорблённым» соотечественникам. Вопиющее социально-классовое расслоение – вот одна из причин небывалых со времён Альенде народных выступлений, прокатившихся по чилийским городам.


В октябре 2020 года в Чили был проведён референдум о принятии новой конституции. Почти 80 % чилийцев поддержали инициативу создания Конституционного конвента, гражданского собрания, которое подготовит проект нового Основного закона.

Разработкой конституции будут заниматься 155 членов-учредителей, среди которых есть и «индейская квота» – 17 представителей автохтонных народов. Важно отметить, что правящая коалиция «Вперёд, Чили!» получила в конвенте только 39 мест и не сможет самостоятельно блокировать принятие невыгодных для неё статей будущего Основного закона. Победителями на майских выборах стали независимые кандидаты и кандидаты от левых политических партий, представляющие интересы большинства населения. Победили сторонники решительных перемен. Этот наказ избирателей станет определяющим для членов Конституционного конвента: будут сформулированы притягательные ориентиры для чилийского общества – меньше приватизации, больше социальных прав.

Чилийцы доверяют «независимым»: они не имели ни политических постов в прошлом, ни связей с традиционными партиями. Среди них много молодёжи, женщин-активисток из общественных организаций, которые способны придать обновленческий импульс процессам в стране.

Влиятельной силой в конвенте будет компартия, кандидаты которой добились впечатляющей победы на местах. У неё будет возможность повлиять и на содержание новой конституции.


Не менее важна для Чили другая избирательная кампания – президентская (выборы назначены на 21 ноября 2021 года). Имена претендентов на этот пост широко обсуждаются в СМИ. Среди правоконсервативных кандидатов чаще всего звучит имя Хоакина Лавина (Joaquín Lavín), алькальда столичного (привилегированного) района Лас-Кондес. Это политик с извилистой траекторией и большими амбициями. В эпоху Пиночета служил у диктатора экономическим советником, внедрял «свободный рынок» по рецептам «чикагских мальчиков» (написал об этом книгу «Тихая революция»).

В числе серьёзных конкурентов Лавина называют коммуниста Даниэля Хадуэ (Daniel Jadue), архитектора, социолога. Первые шаги в политике он делал в 1980-е годы, сотрудничая с Организацией за освобождение Палестины (ООП). В 1991-1993 гг. был Генеральным координатором молодёжных организаций ООП в странах Латинской Америки и Карибского бассейна. Хадуэ вступил в компартию в 1993 году, возглавлял партийную ячейку в Университете Чили (Сантьяго). Сейчас является членом ЦК Компартии. С 2012 года – алькальд столичного района Реколета. Его называют «народным мэром». Он организовал «народную аптеку» с низкими ценами на лекарства, потом создал «народную оптику», «народное жильё», «народный книжный магазин», «открытый университет». Инициативы Хадуэ были подхвачены в десятках муниципалитетов по стране. Надо ли говорить, как взлетела вверх его популярность? Шансы на победу в президентской гонке у харизматичного и деятельного Хадуэ есть, но врагов тоже хватает. Впереди борьба.


Возможно, поэтому в посольстве США в Сантьяго штаты политического отдела (резидентура ЦРУ) пополнились специалистами соответствующего профиля. Достаточно упомянуть Кристобаля Силву (Cristobal Silva), Эрика Каталфамо (Eric Catalfamo) с опытом работы в Венесуэле и Стива Конлона (Steven Conlon), специалиста по кибервойнам. Конлон работал во многих странах Латинской Америки и Европы, даже в Эстонии успел побывать, налаживая электронный шпионаж за территорией России. Усилила своё присутствие в Чили и военная разведка США – РУМО. Американцы явно не хотят иметь в Чили президента-коммуниста.

Поделиться