Наркодиктатура ДЕА в Латинской Америке

Нил Никандров
31 Марта 2021г.
При всех дипломатических представительствах США есть секции, занимающиеся наркотиками – ДЕА (Drug Enforcement Administration, DEA). Особенно активными являются подразделения в Латинской Америке. В их тени действуют нелегальные резидентуры ДЕА, дающие возможность конспиративно заниматься проблемой: перевербовывать наркокурьеров, перехватывать каналы поставок, завладевать доходами этого сверхрентабельного и жестокого бизнеса и т.д. Поэтому нет смысла вопрошать, предоставляется ли лицензия на убийство таким агентам ДЕА «под прикрытием».

В тех случаях, когда Вашингтону требуется выставить того или иного политического лидера в негативном свете, врагом США, вообще угрозой для всего человечества, к операции, как по команде, подключаются десятки «экспертов». Эти целенаправленно действующие спецы по пропаганде работают в унисон, опираясь на установки своего центра, варьируя интенсивность атак от mezzo-piano до crescendo. Статистика по наркотрафику, распространяемая мировыми СМИ, манипулируется ДЕА в зависимости от текущих интересов этой «конторы», причём информация транслируется через авторитетные международные организации, вплоть до ООН.

Сфабрикованный компромат массированно обрушивается на неугодного политика, в его окружении методично «обнаруживаются» лица, связанные с наркокартелями, инсинуации безостановочно звучат на радио- и телеканалах, тиражируются прессой. Подобным нападкам подвергались все президенты левой волны, включая венесуэльца Уго Чавеса, аргентинца Нестора Киршнера, бразильца Лулу да Силва, никарагуанца Даниэля Ортегу, боливийца Эво Моралеса и других.

Сейчас дестабилизирующие удары ДЕА и ЦРУ направлены на свержение президента Венесуэлы Николаса Мадуро, стойкость и мужество которого по защите суверенитета страны не могут не вызывать восхищения. Провалились покушения на его жизнь, в том числе с использованием квадрокоптеров с взрывчаткой. Не так давно была пресечена совместная операция ЦРУ и ДЕА, имевшая кодовое название «Гедеон». Террористическую группу, сформированную и обученную на территории Колумбии, венесуэльские пограничники и сотрудники контрразведки разгромили в момент высадки на венесуэльское побережье. Были захвачены в том числе и граждане США, имеющие боевой опыт в Ираке и других горячих точках. Основной задачей террористов была атака на президентский дворец Мирафлорес и убийство Николаса Мадуро.

Постоянно вбрасываются в информационное поле сведения о якобы действующем «под крылом» президента Мадуро «Звездном наркокартеле», в который входят генералы и полковники. Фальшивка, рождённая в недрах американских спецслужб, подпитывается «сообщениями» перебежчиков из числа венесуэльских военных. Как следствие, голословные обвинения в причастности к наркотрафику тех структур, которые обеспечивают работу президента, или в ряде других случаев – попытки связать с наркоторговлей дальних родственников Мадуро или его жены. Любое упоминание о родственниках Мадуро в желтой прессе раздувается до вселенского скандала о «прогнившем до основания чавистском режиме».

Венесуэльским властям есть что сказать о достижениях в борьбе с наркотрафиком на сухопутной границе с Колумбией, а также Бразилией и Гайаной. Надёжно прикрыты карибские морские рубежи. ВВС Венесуэлы ведут беспощадную войну с флотилией легкомоторных самолётов, используемых колумбийскими мафиози для транспортировки кокаина и других наркосодержащих субстанций из глубинки Колумбии через венесуэльскую территорию. Для колумбийских картелей это самый удобный маршрут по вывозу готовой продукции десятков нарколабораторий, крышей для которых являются колумбийские военные, привыкшие к «свободе рук» во времена борьбы с партизанскими группировками. Вот почему в Венесуэле в ходу формулировка, разъясняющая суть проблемы с созданием американскими пропагандистами «наркоимиджа» у боливарианского лидера:

«Колумбия – главный производитель наркотиков в мире.
США – главный потребитель наркотиков в мире.
Но главным наркотрафикантом является Мадуро?»

Всё очевиднее замалчивание руководством ДЕА тяжелейших провалов в борьбе с наркотрафиком в Западном полушарии. «План Колумбия», реализация которого началась в начале 2000-х годов при содействии ДЕА в президентский период А. Урибе, объективно способствовал экспансии наркокартелей в регионе. Ориентация на сиюминутный результат с распылением химикатов над посевами коки, аресты глав картелей и их экстрадиция и прочие меры – всё оказалось бесполезным. Более того, производство листьев коки и диверсификация наркотрафика стали повседневным явлением для соседей Колумбии, - Перу, Эквадора, стран Центральной Америки.

В 2017 году президент Колумбии Иван Дуке заговорил о новом плане борьбы с наркотиками, чтобы радикально пресечь трафик, «укрепить наши возможности перехвата воздуха, моря и земли, полностью ликвидировать цепочку поставок как прекурсоров, так и наркопродуктов». Совместные американо-колумбийские декларации по этому вопросу, публичные попытки придать новый импульс борьбе с наркотиками в Латинской Америке проявились в навязывании жёстких принципов единого подхода ДЕА к странам региона, правовых стандартов made in USA и тотальных карательных мер.

Скрытый саботаж этого курса со стороны правящих латиноамериканских элит не остаётся без внимания штаб-квартиры ДЕА. Сопротивление элит «антинаркотическому империализму» США приобретает всё более конфронтационный характер. Для ослабления этих влиятельных (конкурирующих на почве наркотрафика!) сил в регионе, которые «подсели на наркотики» в финансово-экономическом смысле, ДЕА регулярно устраивает показательные расправы.

Так, в США в марте с.г. официально прозвучали обвинения в наркоторговле в адрес неолиберального президента Гондураса Хуана Орландо Эрнандеса (Juan Orlando Hernández), который считался близким союзником Вашингтона. Федеральная прокуратура Южного округа штата Нью-Йорк предала гласности информацию об организации Эрнандесом тайных поставок кокаина в США. По данным прокуратуры, президент использовал правоохранительные структуры и армию Гондураса для обеспечения безопасности торговцев наркотиками, намереваясь с их помощью «укрепить свою власть и контроль над страной». Эрнандес прокололся на том, что ДЕА записал несколько его бесед с крупным гондурасским наркоторговцем Рамиресом, в ходе которых планировалось ввезти в США «столько кокаина, сколько возможно». Президент к тому же проявил крайнюю степень враждебности к американцам: «Я хочу сунуть наркотики прямо под нос этим гринго».

Такие показательные трёпки ДЕА традиционно устраивает своему «отработанному материалу» в Латинской Америке. У Эрнандеса завершается второй президентский срок, будет избран новый руководитель страны, и на этом фоне самое время для принятия дисциплинарных мер в отношении потенциальных диссидентов.

Жаир Болсонару на военном аэродроме «Фигу-Мадуру» в Португалии.

В июне 2019 г. на борту запасного самолета президента Бразилии Жаира Болсонару (Jair Bolsonaro), направлявшегося на саммит G20, у одного из пилотов при дозаправке в Испании был обнаружен чемодан с 40 кг кокаина. Лётчик был арестован испанскими властями. Президент, узнав об этом, тут же заявил, что не имеет к инциденту никакого отношения. Он потребовал провести расследование и наказать виновных: «Мы не потерпим такого неуважения к нашей стране». Что он имел в виду? Кто проявил неуважение? Неужели досмотр военного самолёта был проведён с нарушением обычных процедур только для того, чтобы обнаружить этот чемодан с кокаином?

В некоторых интернет-комментариях по этому поводу не без резона отмечалось, что Болсонару имел в виду «неуважение» со стороны ДЕА, давших испанцам наводку на наличие наркотиков в самолёте.

Американцы пытаются навязать Бразилии свои правила «противодействия» наркотрафику, что воспринимается в военном руководстве и спецслужбах страны как беспардонная попытка ДЕА взять этот процесс под свой контроль. Последствия предсказуемы, - будет точь-в-точь так, как в Гондурасе: чем больше контроля ДЕА, тем больше компромата, тем уязвимее бразильские правящие круги для шантажа и провокаций.

Оперативно-подрывные возможности ДЕА приобрели такой размах, что её агентура «глубокой зашифровки» в состоянии управлять наркопотоками, перенацеливать их на перспективные направления. Так, Бразилия стала одной из ключевых стран по поставкам кокаина в Европу через порты в Испании и Бельгии. Преступные бразильские группировки выступают как вполне «свои» на европейском рынке этого наркотика, общая стоимость которого по приблизительным оценкам колеблется от 8 до 10 миллиардов евро. Обращает на себя внимание «интернациональный» состав этого, условно говоря, «бразильского картеля».

Среди них есть, конечно, бразильцы, но есть и колумбийцы, мексиканцы, перуанцы, даже парагвайцы. Только и остаётся задать сакраментальный вопрос: какая такая невидимая сила способна собрать в один мощный кулак обычно соперничающих «наркос» из разных стран?
Поделиться