Война ЦРУ против Че Гевары (II)

Александр Тарасов
14 Июня 2012г.
Окончание.

Бывают, впрочем, и смешные «проколы». Тот же Б. Лармер, потратив много сил на доказательство крушения «мифа Че» и на рассказы о том, что образ Че Гевары стал всего-навсего хорошим товаром на рынке, а друзья, товарищи по борьбе и даже дети Че предали его идеалы и все их усилия направлены только на получение барышей, вдруг допускает нелепую ошибку, взяв интервью не у того, у кого следовало: «До недавнего времени лицо Че появлялось лишь на майках да на стенах студенческих общежитий. Но вот Label, нью-йоркский молодежный “бутик”, выставил на продажу новую линию одежды, при моделировании которой были использованы мотивы военной формы Че, и она отлично расходится. “В конце 90-х годов люди страдают от ощущения душевной пустоты и жаждут обретения идеалов, – объясняет 29-летний модельер Лаура Уайткомб. – Че отлично сочетается с этими умонастроениями”»[53]. Вот, оказывается, что думают о «коммерциализации» образа Че люди, не занимающиеся пропагандистской войной.

Следующий метод прост и незамысловат. Выдумываются небылицы, делаются «открытия», направленные на очернение памяти Че и его товарищей. Это классика пропагандистской войны – «серая пропаганда»: еще не прямая клевета, но уже абсолютная неправда. В этом же ряду – использование дискредитирующих клише и сомнительных отсылок к «здравому смыслу» или к якобы общепринятым положениям, которые на самом деле далеко не являются общепринятыми.

Один из ярких примеров – статья в журнале «Новое время» Хуана Кобо[54]. Для начала Х. Кобо сообщает, что Хорхе Кастанеда, автор одной из новых биографий Че, пришел к якобы неопровержимому выводу, что Фидель Кастро мог спасти Че Гевару, когда отряд того был окружен и разгромлен в Боливии – достаточно было послать туда десант с «коммандос» и вывезти Че. Но Кастро якобы этого не захотел сделать, желая Че смерти. Всякий, кто знаком с реальными обстоятельствами боливийской эпопеи Че, знает, что это – бред. Не имея представления о точном местонахождении Че в боливийских джунглях, не имея тогда, в 1967 г., достаточного количества подготовленных для такой акции десантников, не имея на вооружении военно-транспортных самолетов дальней авиации (лететь по прямой – 5 тысяч километров через воздушное пространство четырех стран!), Кастро, конечно, не мог сделать ничего подобного. Можно при желании сесть и подсчитать, сколько тысяч (или десятков тысяч) «коммандос» потребовалось бы Кастро (учитывая, что против Че была задействована почти вся армия Боливии), сколько горючего понадобилось бы, какие аэродромы пришлось бы в Боливии то ли строить, то ли захватывать и затем удерживать (ведь надо было возвращаться), какими силами пришлось бы нейтрализовывать ПВО Колумбии, Перу, Бразилии и самой Боливии, какие силы были бы нужны для нейтрализации частей «рейнджеров» из США, оперировавших в Боливии, во сколько миллионов (миллиардов) долларов обошлась бы такая операция, но зачем? И без того очевидно, что это – бред.

Это не единственный бред, который транслирует для российской аудитории Х. Кобо. В той же статье он рекламирует «открытие» автора другой свежей биографии Че Пьера Калфона, согласно которому «“достаточно было Кубе заплатить миллионный выкуп президенту Боливии за Че, и тот был бы спасен”... Но Гавана молчала. И каратели убили своего пленника несколькими выстрелами в сердце». Можно подумать, что Че Гевару держали в заключении годами, а не застрелили тут же, на скорую руку, без суда – на следующий день, сразу, как только президент Баррьентос и советники из ЦРУ получили доказательства того, что это действительно Че.

Х. Кобо, бывший когда-то заместителем главного редактора журнала «Латинская Америка» – специалист достаточно высокого класса, чтобы понимать, что все пропагандируемые им «открытия» – откровенная чушь. Зачем же он это делает? Ответ можно найти в той же статье: «Используя смутную ностальгию по нонконформизму, – пишет уже не от лица Х. Кастанеды и П. Калфона, а от своего собственного Х. Кобо, – которая распространена на Западе, потребительское общество коммерциализировало и тем самым нейтрализовало миф о Че, оставив от него лишь оболочку и превратив его в предмет купли-продажи: майки с изображением героического герильеро, плакаты с его романтическим силуэтом, пиво с его портретом на этикетке...»

Х. Кобо здесь выдает желаемое за действительное. Против того, кто безопасен, не разрабатывают в недрах сильнейшей в мире спецслужбы специальную пропагандистскую кампанию. Почему Че сегодня опасен Вашингтону, проговаривается (сам того не желая) другой наш автор, явно не питающий симпатий к Че – Игорь Варламов. Варламов упоминает о том, о чем молчат его коллеги из буржуазных СМИ, – о деятельности геваристских организаций в Латинской Америке. Он, в частности, признается, что Революционное движение им. Тупак Амару (МРТА), привлекшее к себе внимание захватом японского посольства в Лиме – именно геваристская организация, и даже оказывается вынужден написать: «Не может не вызывать уважения стойкость, с которой держатся боевики, считающие себя последователями Че, как последовательно отстаивают они свое требование освободить из тюрем соратников, отвергая ради их свободы предлагаемые варианты собственного спасения»[55].

Между прочим, МРТА – не единственная организация геваристов. Есть целый геваристский «интернационал» – и МРТА входит в него в качестве перуанской секции.

В своей статье И. Варламов, допустив описанный «прокол» с МРТА, придумывает много другого – такого, что относится к «серой пропаганде». Вот пример: «Че был непреклонен – он, и только он, должен быть руководителем номер один всей вооруженной борьбы в Боливии... Че уже был вторым на Кубе, теперь ему надо было быть первым...» Между тем, всем специалистам хорошо известно, что решение Че не передоверять командование партизанским очагом местному коммунистическому руководству определялось, во-первых, континентальным характером планировавшейся герильи, а во-вторых, было следствием выводов, сделанных из конголезского опыта: Че пришел к простому и логичному решению, что руководить боевой деятельностью партизан должны не местные политики (в Конго они всё провалили), а СПЕЦИАЛИСТЫ – те, кто имеет опыт успешной герильи, во-первых, и не участвует в привычных политических играх (создание коалиций и т.п.) у себя в стране, во-вторых. Это объяснение на сегодняшний день – хрестоматийное, с ним согласны даже буржуазные исследователи, а совсем недавно его повторил для нашей аудитории Михаил Зинин в «Независимой газете»[56]. Но у Варламова – другие задачи.

В той же статьи он напишет: «...жертвенность ... придала образу Че особую притягательность в глазах тех, кто в Латинской Америке вступает в борьбу, движимый искренним неприятием неравенства, но неизбежно заканчивает как уголовник или террорист, ибо экспроприация, захват заложников, любое другое вооруженное насилие, чинимое пусть даже и во имя благородных целей, но вопреки закону, в любом случае остается преступлением». Это как раз ОТСЫЛКА К ЯКОБЫ ОБЩЕПРИЗНАННОМУ. На самом деле – этот тезис надо еще доказать, поскольку, по И. Варламову, получается, что полковник фон Штауффенберг, покушавшийся на Гитлера – уголовник и террорист, преступник, а вот сам Гитлер – не преступник, а ЗАКОННАЯ ВЛАСТЬ.

Таких примеров «серой пропаганды» можно привести десятки. В статье Б. Лармера, например, можно прочитать, что с 1968 г. на Кубе о Че молчали целых 15 лет[57]. Хотя на острове выходили книги и фильмы о Че, были изданы два собрания его сочинений, центральную площадь столицы украшало грандиозных размеров полотно с изображением Че, а салют пионеров на Кубе звучал так: «Будем, как Че!».

Еще пример. Инна Василькова печатает в «Известиях» целую статью, где рассказывает фантастическую историю, связанную с руками Че, отрубленными у него после смерти инструктором ЦРУ – как доказательство его гибели. Руки эти, как известно, передал на Кубу бежавший из Боливии министр внутренних дел Антонио Аргедас. Но в статье И. Васильковой сообщается, что все, дескать, было не так. Боливийские коммунисты привезли, дескать, руки Че в Москву, на Старую площадь, к ответственному сотруднику Международного отдела ЦК КПСС Игорю Рыбалкину. Но советское руководство не знало, что ему делать с этими руками, и передало их кубинцам. Редакция «Известий» связалась с И. Рыбалкиным, и тот честно сказал, что все это – бред. Тем не менее, «Известия» статью И. Васильковой напечатали[58].

Совсем замечательная история. В «Коммерсант-Daily» опубликовано интервью с Николаем Леоновым – известным латиноамериканистом, «бывшим замначальника разведки» (имеется в виду Первое Главное управление КГБ), генерал-лейтенантом в отставке. Автор интервью – Наталья Геворкян. Название сенсационное: «Как советский шпион вербовал Че Гевару»[59]. Так вот, из интервью следует, что СОВЕТСКАЯ РАЗВЕДКА НИКОГДА НЕ ПЫТАЛАСЬ ЗАВЕРБОВАТЬ ЧЕ ГЕВАРУ! Вот так. Даже комментировать такое не хочется. Хочется только добавить, что Наталья Геворкян давно уже специализируется на «разоблачениях преступлений КГБ» – и по этому поводу незадолго до смерти П.А. Судоплатов бросил Н. Геворкян со страниц газеты «Патриот» публичный упрек, смысл коего состоял в том, что неприлично заниматься такими вещами человеку, который происходит из семьи кадровых работников КГБ (участвовавших в политических убийствах за рубежом) и сам был КГБ завербован[60].

Последний пример из этой серии. Уже упоминавшийся Х. Кобо опубликовал в «Московских новостях» статью о Че, выдержанную в довольно-таки пренебрежительном тоне, и в завершение ее написал такое: «Как известно, кто в молодости не был революционером – тот бездушный подлец; кто остался революционером в старости – дурак. Че уехал в Боливию, когда ему вот-вот должно было исполниться 40»[61]. Намек ясен. Слово «дурак» произнесено.

Удивительно, но Х. Кобо – особый случай. Многие наши журналисты, долгие годы восхвалявшие Кубу, в начале 90-х в одночасье превратились из поклонников Че и Кастро в их обличителей по одной простой причине: их купили. Покупателем был недавно умерший лидер вооруженной кубинской оппозиции в Майами миллиардер Хорхе Мас Каноса (сколотивший, кстати, капитал на контрабанде оружия и наркотиков). Обо всем этом подробно рассказано в книге Андреса Оппенгеймера «Последние дни Фиделя Кастро», вышедшей в свет в 1993 г. А. Оппенгеймер искренне был уверен, что режим Кастро действительно доживает последние дни – и потому причин скрывать, как Мас Каноса скупал в Москве журналистов, нет: победителей, известно, не судят. Оппенгеймер ошибся: режим Кастро не пал.

Зато из книги можно узнать много полезного о том, как убог, мелочен, рептилен и продажен московский журналист. Продавались Масу Каносе за сущие гроши: за поездку в Майами, за устройство сына в университет в США. Один журналист из «Известий» продался всего-навсего за подвесной лодочный мотор!

Х. Кобо среди этих людей нет. Х. Кобо из пропагандиста Че и Кастро превратился в их хулителя по причине совсем уже смешной и позорно балаганной: будучи заместителем главного в журнале «Латинская Америка», он попытался скинуть главного редактора Серго Микояна и сесть на его место. Двухлетняя бурная война закончилась поражением Х. Кобо, хотя тот и прибегал к приемам, его, скажем так, совсем не украшающим (к распространению порочащих С. Микояна слухов, например). С. Микоян занимает прогеваристскую и прокубинскую позицию. Поэтому Кобо, естественно – враг Че и Кастро. Господи, и от подобных мелочных, шкурных, постыдных причин зависит теперь, что в нашей прессе пишется о таких людях, как Че! До чего же дошла наша журналистика, если позволено печатно рассуждать на страницах солидного еженедельника таким людям, как Х. Кобо, о том, был Че Гевара «дураком» или нет!

* * *

К буржуазным СМИ, выполнявшим «социальный заказ» (если не прямой заказ ЦРУ), присоединился в антигеваристской кампании, как ни прискорбно, и полуанархистский журнал «Наперекор» (выпускаемый крошечным тиражом в Москве группой анархистов и буржуазных радикалов – бывших членов ДС). В журнале была напечатана статья «Че Гевара. Вооруженный радикал на фоне народа», принадлежащая перу бывшего лидера Конфедерации анархо-синдикалистов (КАС) Александра Шубина, благополучно поменявшего свои анархистские идеалы на хорошо оплачиваемое место советника вице-премьера Б. Немцова[62].

Мимикрируя под «врага капитализма», Шубин в этой статье признает сквозь зубы, что Че Гевара был выдающимся революционером, крупным революционным теоретиком и вообще «Че не был банальным экстремистом»[63]. Надо учесть, что «в узких кругах» А. Шубин известен своей патологической ненавистью к Че Геваре (за что с А. Шубиным в свое время отказались работать латиноамериканисты в Институте всеобщей истории РАН). Видимо, существовали серьезные причины, заставившие Шубина опубликовать статью против Че Гевары в анархистской прессе, раз ради этого Шубин принудил себя (либо его принудили) похвалить (пусть и сдержанно) столь ненавистного ему революционера.

Если оставить в стороне традиционные обвинения Че, Ф. Кастро, Кубинской революции и марксистов вообще в «тоталитаризме», то основные мысли статьи Шубина сводятся к двум постулатам: Че был «плохим» потому, что, во-первых, не был сторонником ненасильственных действий, а во-вторых, был «централистом». Якобы по этим же причинам Че и потерпел поражение. Дескать, «централизм» Че проистекал из его марксистского «догматизма» и был глубоко чужд народу (в данном случае – крестьянам, идеалом которых является «самоуправляемое самофинансируемое хозяйство»)[64]. О том, что мелкое частное хозяйство капитализм терпит ровно столько, сколько ему это удобно (например, пока обилие мелких необъединенных сельскохозяйственных товаропроизводителей позволяет монополиям искусственно занижать цены на сельскохозяйственную продукцию и держать этих мелких частных собственников в нищете), Шубин, конечно, знает, но не пишет. «Самоуправление» же им вообще приплетается исключительно для одурачивания анархистской публики, поскольку при таком понимании термина «самоуправление» и автомобильная империя «Форд» становится самоуправляющейся – Фордами, естественно.

Особенно достается Че за «приверженность к насилию». Шубин противопоставляет Че Геваре образ и идеи Ганди и придумывает нечто невообразимое: пытается все массовые антиимпериалистические движения 60-х гг., для которых Че был знаменем и едва ли не иконой, представить «гандистскими», то есть ненасильственными, а увлечение ими образом и идеями Че – недоразумением. Шубин сообщает даже, что в 60-е гг. в США «освященное трагическими судьбами Ганди и М. Л. Кинга “второе рождение” массовых ненасильственных действий ... дало гораздо более зримый (чем методы Че. – А.Т.) результат»[65]. Очевидно, это негритянские бунты с их десятками убитых, сотнями, если не тысячами раненых и сожженными кварталами были «массовыми ненасильственными действиями»! Очевидно, полный крах и деградация левых движений в США, рейганизм и последующее мещанское болото клинтоновского либерализма являются для Шубина «более зримым результатом», чем ликвидация капитализма на Кубе!

Походя в статье Шубин навалил целую кучу передергиваний и даже прямой клеветы. То Че «игнорирует» такую проблему, как «разложение правительственной армии» (хотя Че был первым марксистским теоретиком, специально занимавшимся этим вопросом), то «Сендеро Луминосо» провозглашается геваристским движением (хотя геваристы в Перу – это МРТА, а «Сендеро Луминосо» – маоисты), то сандинисты оказываются виноваты в «продовольственной диктатуре, вытеснении политических оппонентов из сферы власти, попытке решительной интеграции национально-культурных меньшинств» – и это, по Шубину, «не дало Никарагуа ни мира, ни процветания»[66]. Хотя Шубин прекрасно знает, что США руками ЦРУ развернули против Никарагуа необъявленную войну, набрали 30-тысячную армию «контрас» (крупнейшая армия вторжения в Латинской Америке, когда-либо навербованная США!), оперировавших с территории сопредельных Никарагуа государств и экипированных американским оружием на деньги, полученные ЦРУ от контрабанды наркотиков (скандал «Иран–контрас»), организовали экономическую блокаду Никарагуа и даже постоянно устраивали прямые акты агрессии в отношении Никарагуа (минирование американскими катерами никарагуанских портов и торпедные атаки на них, авианалеты на гражданские объекты в Никарагуа и т.д. – что позднее открыто признавали в США, вплоть до Конгресса)[67]. Что же касается «попыток решительной интеграции национально-культурных меньшинств», то под этим «страшным» обвинением Шубин замаскировал кампанию сандинистских властей по переселению из пограничных труднодоступных болотных районов части индейцев мискито, которых ЦРУ, пользуясь их крайней отсталостью и поголовным незнанием испанского языка, успешно использовало в качестве «пушечного мяса» в своей войне против сандинистов. Когда сандинисты обнаружили, что переселенные индейцы, хотя их поселили в специально построенных для них образцово-показательных деревнях (сооруженных по последнему слову сельской архитектуры, экологии, санитарии, агрономической и прочей науки), хотят вернуться на свою землю, – они пошли навстречу индейцам и вернули их домой. Не сандинисты устроили в Никарагуа гражданскую войну в начале 80-х – спустя несколько лет после победы Сандинистской революции. Эту войну начали США силами ЦРУ. Нигде в мире никто и никогда не смог дать своей стране «мир и процветание» в условиях гражданской войны. Обвиняя в отсутствии «мира и процветания» геваристов-сандинистов, Шубин оправдывает ЦРУ. Замечательная эволюция для бывшего анархиста – стать адвокатом ЦРУ!

Четыре члена редакции журнала «Наперекор», правда, отмежевались от одной из идей Шубина: они написали в специальном комментарии к его статье о праве угнетенных на вооруженное сопротивление, на насилие. Лично мне, конечно, было приятно читать этот комментарий, поскольку в нем дословно повторялась моя аргументация права на революционное насилие из хорошо известной авторам комментария статьи «Расистские предрассудки под маской либерализма»[68]. Но сам факт публикации откровенно контрреволюционной статьи А. Шубина в анархистском издании и то, что члены редакции в своем комментарии солидаризовались с «отношением автора (А. Шубина. – А.Т.) к герою статьи (то есть к Че Геваре. – А.Т.), равно как и к идеям тоталитарного большевистского авангардизма и централизма» (то есть к идеям Че Гевары), полностью обесценили «более радикальную позицию» «наперекоровской» «банды четырех». Так анархисты (в какой уже, к сожалению, раз!) оказались «в обозе контрреволюции».

* * *

Как раз реакция российской прессы на 30-ю годовщину гибели Че ярко продемонстрировала, что никакого «единого информационного пространства» в России УЖЕ НЕТ. Буржуазная пресса, ориентированная на правительство и/или на западный капитал, откровенно играла против Че. Те немногие издания «мейнстрима», которые пытались «сидеть между двух стульев», напечатали статьи чисто информативного характера, стараясь не очернять, но и не хвалить Че Гевару. Издания такие можно пересчитать по пальцам одной руки, потому и материалов такого рода оказалось очень мало. Правда, они были самыми интересными с точки зрения накопления новой информации и приращения научного знания.

Больше других для этого сделал известный латиноамериканист Карэн Хачатуров. В одной из статей он рассказал о том, как при его посредничестве попали в СССР, а затем на Кубу материалы закрытого судебного процесса над А. Аргедасом, бывшим министром внутренних дел Боливии, передавшим кубинцам дневник Че Гевары[69]. В другой статье, прямо приуроченной к 30-летию гибели Че, К. Хачатуров сдержанно и без всяких идеологических истерик рассказал – с привлечением свежих, недавно рассекреченных материалов – о жизни и смерти Че Гевары[70]. В той же «Независимой газете» была опубликована и статья Михаила Зинина, в которой подробно рассказывалось о конголезской эпопее Че[71]. К этим публикациям можно добавить еще перепечатку из парижской «Либерасьон» в «За рубежом»[72]. Правда, эта публикация была не столько об Эрнесто Че Геваре, сколько о фильме «Эрнесто Че Гевара», представляя собой интервью с режиссером Ришаром Дэндо. Но и из этого материала можно узнать много нового и неожиданного. Например, Дэндо, тщательно собиравший материалы о своем герое и побывавший и в Аргентине, и в Боливии, и на Кубе (сам фильм снимался в основном в Боливии, на месте событий), рассказал, что беседовал с крестьянами в районе Ньянкауасу, очевидцами событий 1967 г. Крестьяне поведали ему, что первоначально, под воздействием правительственной пропаганды, они считали Че «бандитом». Но после его гибели, когда они узнали, что Че был по профессии врачом (к врачам в боливийской глухомани испытывают почти священное уважение), а на Кубе занимал пост министра, от которого добровольно отказался, чтобы поехать в их страну и погибнуть там, отношение к Че резко изменилось. Как говорит Р. Дэндо, «Че стал легендой». Из интервью можно узнать и другие детали, объясняющие, скажем, почему в Вальегранде Че ассоциировался с Христом и скоро стал считаться святым. Например, что «когда Че прибыл в эту деревню, он очень сильно страдал, так как не было лекарств против астмы, и он ехал верхом на осле».

Что Че Гевара до сих пор – политически острая и болезненная тема, видно из того удивительного факта, что чем дальше от Кремля и центров компрадорского капитала, тем больше шансов прочитать о Че толковый и вдумчивый материал на русском языке. Скажем, ереванской русскоязычной газете нет нужды оглядываться на расстановку сил в московских коридорах власти. Поэтому именно в такой газете появляется большая, информативная и объективная статья о Че Геваре[73]. Из этой статьи, написанной аргентинским собкором газеты, можно узнать немало такого, о чем ведущие московские газеты и журналы писать не хотят. Например, что сегодня плакаты с изображением Че висят в Аргентине на стенах у многих 15 – 17-летних юношей и девушек. Или что Че – «единственный из “командантес” Кастро, который допускал вольности в ношении военной формы, который жестоко наказывал провинившихся функционеров, который, узнав, что его семью “подкармливают” из специального пайка, запретил его выдачу, который не разрешал своей жене пользоваться служебной машиной даже в случае, когда ребенка надо было срочно отвезти в больницу...»

А вот еще пример из того же ряда: районная газета из Волгоградской области. Еще одна объективная статья о Че – и завершающий абзац очень толково объясняет, почему Че актуален, чем вызван пристальный интерес к его жизни и идеям, почему американский империализм до сих пор считает его опасным для себя: «В его жизни сплелись все больные вопросы века. Как бороться с несправедливостью и злом? Должно ли добро бороться против зла насильственными методами и не превращается ли оно при этом в свою противоположность? Это в области морали. В области практической политики вопрос звучит так: если нельзя бороться с несправедливостью и жестокостью с оружием в руках, то каков иной путь?»[74].

* * *

Разумеется, на 30-летие гибели Че Гевары откликнулась и оппозиционная пресса. В газете «Завтра» публикуется восторженная статья о Че с таким вот несколько неожиданным выводом: «Среди различных архетипов героя-воина есть два главных. Первый – воин, сражающийся против множества врагов и гибнущий под стенами родного города. Его помнят, но память эта – о прошлом, давно ушедшем. И есть второй – сильнейший тип – герой, уходящий в неизвестность, в поход, из которого не возврата... В сакральной традиции такой герой не умирает...»[75]

А «Правда-пять» публикует статью о Че министра иностранных дел Кубы Рауля Роа, знавшего Че еще с Мексики. В статье есть строки, показывающие, что не одно только ЦРУ склонно рассматривать Че как символ сопротивления «новому мировому порядку», насаждаемому из Вашингтона: «Для интеллектуалов “третьего мира” Че может был архетипом революционного мыслителя, для коммунистов всей Земли – образцовым коммунистом и одновременно самым высоким в наше время олицетворением пролетарского интернационалиста... он считал своими революционные идеалы всех народов и был готов сражаться и умереть под их знаменами. Его прощальное письмо Фиделю и послание Конфедерации трех континентов (письмо с призывом создать «два, три, много Вьетнамов». – А.Т.) представляют собой самое чистое и побуждающее к действию завещание революционера во всех концах Земли, нацеленным на совершение своей революции как неотъемлемой части революции мировой. Че с пугающей естественностью последовал тому, что проповедывал, и эпитафией ему могут служить его собственные пророческие слова – кредо революционера и призыв продолжать борьбу: “Все наши действия – боевой клич в войне против империализма, призыв к объединению народов для борьбы с крупнейшим врагом человечества – Соединенными Штатами Америки. Где бы нас ни застигла смерть, мы встретим ее без страха, лишь бы наш боевой клич был услышан чутким ухом и другая рука протянулась бы, чтобы сжать наше ружье, и голоса других людей поспешили бы слить скорбные песнопения с пулеметными очередями и новыми криками войны и победы”. И как сказал Фидель, говоря от имени всех, “миллионы рук, вдохновленных примером Че, протянутся, чтобы сжать ружье”»[76].

В «Правде-пять» авторитет Че Гевары так неоспорим, что даже для объяснения особенностей судьбы, характера и поведения нынешнего президента Конго (бывшего Заира) Лорана-Дезире Кабилы, победившего наконец Мобуту, газета ссылается на мнение Че о Кабиле времен их совместной деятельности в Конго: «Ожиданий Че Гевары он (Кабила. – А.Т.) не оправдал: команданте заметил, что он, как и другие вожди, не любит показываться на передовой. “Он целыми днями занимается только политическими интригами и слишком любит женщин и алкоголь”, – записывал в своем дневнике Че Гевара. Но тем не менее “единственный, у кого есть подлинные качества вождя масс, – это Кабила”»[77].

С еще большим пиететом написали о Че отечественные леваки. Даже анархо-экологисты из организации «Хранители Радуги» (которым полагается Че Гевару очень не любить как «представителя тоталитарного извращения социализма» – то есть, попросту говоря, марксиста) – и те опубликовали в своей газете статью, в которой каждая строчка дышит уважением к Че Геваре[78].

По оригинальному пути пошла газета «Патриот» – орган Народно-патриотического союза России. Она опубликовала статью своего спецкора в Италии Оливии Сканта, где, помимо рассказа о жизни и борьбе Че, содержалось подробное описание (со множеством впечатляющих фотографий) грандиозной для сегодняшней Италии (40-тысячной) молодежной манифестации, приуроченной к 30-летию гибели Че Гевары. Молодые люди с красными знаменами с портретами Че на них съехались в Венецию со всей Италии и представляли все левые организации страны, обычно друг с другом конфликтующие. Были представители Кубы, Чили и партизан-сапатистов из Мексики[79]. Наши официальные СМИ об этой манифестации, разумеется, не обмолвились ни единым словом.

* * *

Не только множеством статей откликнулись на 30-летие гибели Че в России. До западного обвала книг дело не дошло, но одну книгу все же успели издать: биографию Че, написанную Жаном Кормье (на титульном листе в соавторы записаны дочь Че Ильдита и Альберто Гранадо, друг детства Че)[80].

Наверное, хорошо, что хоть одна книга о Че вышла в России к 30-летию его гибели. Но, боже мой, почему это должна быть именно книга Кормье, довольно средняя по своим литературным и научным качествам? Она же в подметки не годится книге нашего знаменитейшего латиноамериканиста и легендарного разведчика Иосифа Ромуальдовича Григулевича, дважды выходившей (под псевдонимом «И. Лаврецкий») в «ЖЗЛ» в 70-е гг.! Я не говорю уже о чудовищном переводе с французского, сделанным каким-то (или какой-то) В. Сидоренко, переводе, настолько корявом, что возникает подозрение, что он производился при помощи компьютерного переводчика, переводе, где все имена собственные и топонимы перевраны – в том числе и французские, вплоть до того, что вместо Дебре пишется «Дебрэй» (хотя тот – ученый с мировым именем и бывший советник по международным делам президента Миттерана), а знаменитая парижская церковь Сен-Сюльпис пишется как «Сен-Сюлпис»!

* * *

Нетрудно понять, почему погибший 30 лет назад партизан стал сегодня объектом специальной операции ЦРУ и объектом травли проамериканской mass media. Нетрудно понять, почему он превратился сегодня в знамя революционных сил во всем мире – включая и Россию (отечественные леваки уже третий год митингуют в Петербурге, Воронеже, Самаре, Липецке и Краснодаре под знаменами с портретом Че; колонну радикалов на демонстрации 7 ноября 1997 г. в Москве, скандировавшую «Ленин – Сталин – Че Гевара!», показало даже пропрезидентское телевидение).

Во-первых, сегодня, в эпоху ГЛОБАЛИЗАЦИИ капитализма, создания ЕДИНОГО МИРОВОГО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО РЫНКА и ГЛОБАЛЬНЫХ СТРУКТУР ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ, как никогда раньше становится актуальным понимание Че революции как ГЛОБАЛЬНОГО, МИРОВОГО процесса. Причем Че понимал мировую революцию не как некий абстрактный процесс (подобное теоретизирование давно уже Запад не пугает), а как тактику конкретного ВООРУЖЕННОГО сопротивления империализму СРАЗУ ВО МНОГИХ ТОЧКАХ («два, три, много Вьетнамов») – с координацией действий всех узлов сопротивления между собой. Такую тактику борьбы против американского империализма еще никто не пробовал (руководство КПСС отнеслось к этой идее Че резко отрицательно, сочтя ее, по безграмотности, «троцкизмом» и новым вариантом теории «перманентной революции», из чего можно сделать вывод, что самого Троцкого в верхушке КПСС никто не читал; дело дошло до того, что после гибели Че даже некролог в советской прессе пришлось долго «пробивать» и согласовывать в ЦК каждое слово[81]). Зато хорошо известно (правда, не у нас в стране), что в эту доктрину Че внимательно вник Збигнев Бжезинский – и в период своего пребывания на посту советника президента США по национальной безопасности он заложил в американский внешнеполитический курс именно эту тактику («два, три, много Вьетнамов»), но уже обратив ее против СССР. И в отношении СССР эта «доктрина Че» удачно сработала! Чтобы увидеть, что эта часть пресловутой «доктрины Бжезинского» является калькой «доктрины Че», достаточно прочитать книгу Збигнева Бжезинского «План игры: геостратегические рамки советско-американского соперничества», вышедшую в свет в 1986 г.

Напрашивается мысль: если против СССР это успешно сработало, почему не может сработать и против США?

Во-вторых, Че Гевара был первым марксистским теоретиком, который реально осознал существование проблемы «Север – Юг» (за 20 лет до того, как ее заметило и признало «мировое сообщество»!).

Говоря иначе, Че первым поставил с марксистских позиций вопрос о противоречии интересов «капиталистической метрополии» и «капиталистической периферии», о том, что «метрополия» («первый мир») выступает в качестве КОЛЛЕКТИВНОГО ЭКСПЛУАТАТОРА по отношению к «периферии» («третьему миру»). Это было сделано в то время, когда советская пропаганда заученно повторяла, что «основное противоречие современности – противоречие между мировой системой капитализма и мировой системой социализма», не замечая, что такой вывод исключает КЛАССОВЫЙ АНАЛИЗ и потому для марксизма – нонсенс, и не подозревая, что пройдет три десятка лет – и СССР сам превратится в набор стран «капиталистической периферии» («третьего мира»). Говоря грубо, Че объяснил, почему США являются ОБЪЕКТИВНЫМ ВРАГОМ народов «третьего мира», и указал, что «третий мир» МОЖНО И НУЖНО «натравить» на США. Естественно, в Белом доме заинтересованы в дискредитации образа Че и его идей.

В-третьих, Че первым в марксистской традиции стал рассматривать (опираясь на латиноамериканскую конкретику) АРМИЮ буржуазного государства как АГЕНТА ИМПЕРИАЛИЗМА в странах «третьего мира». В отличие от классических армий буржуазных государств, армии в Латинской Америке – армии КАДРОВЫЕ, ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ, НАЕМНЫЕ – действительно оказались САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ политической силой, зачастую более зависимой от Вашингтона, чем от местных правящих классов, слоев и клик.

Общая тенденция в западном мире сегодня – перевод ВСЕХ армий на профессиональную основу, превращение их в ВОЕННЫЕ КАСТЫ, сословия специалистов, обученных убивать при помощи оружия, основанного на высоких технологиях. Это значит, что классическое предсказание Энгельса (зафиксированное в «Анти-Дюринге» и оправдавшееся в 1917 г.), что власть буржуазии будет свергнута наемными работниками, вооруженными САМОЙ БУРЖУАЗИЕЙ (по случаю войны), сегодня – и тем более завтра – уже «не работает». Опасность Че для Вашингтона еще и в том, что Че специально занимался (опираясь на опыт Кубы) такой проблемой, как ДЕЗОРГАНИЗАЦИЯ АРМИИ ПУТЕМ ДЛИТЕЛЬНОЙ ВООРУЖЕННОЙ ПАРТИЗАНСКОЙ БОРЬБЫ.

И, наконец, Че опасен как теоретик преодоления мелкобуржуазного, потребительского, мещанского сознания (неизбежно разлагающего любой социалистический эксперимент) посредством РЕВОЛЮЦИОННОГО АСКЕТИЗМА, РЕВОЛЮЦИОННОГО САМОПОЖЕРТВОВАНИЯ, ИНОЙ МОРАЛИ. Опасность «новой революционной морали» Че для Запада в том, что Че взял за основу этой морали мораль ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ХРИСТИАНСТВА, выбивая тем самым почву из-под ног у своих противников. Поскольку «первый мир» – это мир христианский (исключением является только Япония), разработка основ АНТИБУРЖУАЗНОЙ морали как морали, более соответствующей духу и букве учения Христа, чем собственно христианство, конечно, есть сильнейший удар по империализму. Противостоять такой революционной морали можно, только честно признав, что мораль в капиталистическом обществе – это мораль классовая, и что мораль правящих классов – это мораль эгоистическая, хищническая, АНТИХРИСТИАНСКАЯ. Можно себе представить, какое потрясение повлечет за собой такое признание.

* * *

1998 год – так же, как и 1997-й – год «подведения итогов» для Че. Если в 1997 г. исполнилось 30 лет со дня гибели Че Гевары, то в 1998 г. (14 июня) исполнится 70 лет со дня рождения Че. На Кубе это хорошо понимают. И, как можно понять из довольно скупых публикаций в кубинской и испанской прессе, с конца прошлого года правительство Кубы стало потихоньку пускать исследователей к неопубликованным и «закрытым» рукописям Че.

Стало известно, например, что существует большой неизданный труд Че, посвященный философским проблемам марксизма. Стало ясно, почему он не был опубликован ранее: в нем Че резко отрицал «советский марксизм» и полагал необходимым вернуться к «раннему Марксу», философскому (с учетом достижений «позднего», экономического). Краеугольным камнем в философских построениях Че, насколько можно судить по отрывочным публикациям, была категория «отчуждение».

Уже сейчас из публикаций ясно, что Че был убежден в неминуемом крахе СССР и в реставрации в СССР капитализма – не столько из-за «происков врагов», сколько в силу внутренних процессов. Понятно, что такие тексты кубинское руководство, сильно зависевшее экономически от СССР, публиковать раньше не могло (хотя Кастро не раз демонстрировал самостоятельность – и не только когда без согласия Москвы посылал войска в Анголу, но и, например, когда передавал итальянской группе «Манифесто», считавшейся в Москве «маоистскими раскольниками», текст неопубликованной статьи Че, содержавший альтернативный советскому вариант марксизма).

Если верить предварительным публикациям, «грехопадением» советского марксизма Че считал тот момент, когда под экономическую необходимость – НЭП – была подведена «марксистская» база, то есть вынужденная мера получила статус «теоретической добродетели». С этого момента, по Че, теоретическое развитие марксизма в СССР пошло «в никуда», а вооруженная теорией, ведущей в тупик, и сама страна была обречена на движение в тупиковом направлении. Видимо, это надо понимать как отрицание Че доктрины построения социализма в одной отдельно взятой стране, впервые предложенной Бухариным и затем подробно разработанной Сталиным.

Из новейших публикаций следует, что подобно тому, как Че предсказал крах СССР, он предсказал и гибель Народного единства в Чили – еще до победы Альенде. Впрочем, это можно было понять и из опубликованных работ Че[82]. Удивительно, но в самый разгар «разрядки», в годы увлечения советским руководством идеями «мирного пути к социализму» подробно изложить «крамольную» точку зрения Че на этот вопрос умудрился в журнале «Латинская Америка» видный латиноамериканист Кива Майданик[83]. Майданика, впрочем, позднее попытались «вычистить» из Института мировой экономики и международных отношений, а МГК КПСС даже исключил его из партии – и наверняка бы вылетел Майданик и из партии, и с работы, если бы не пришел к власти Андропов, симпатизировавший ИМЭМО...

По самым последним сведениям, руководство Компартии Кубы приняло недавно решение о публикации крупной экономической работы Че Гевары, содержащей резкую критику официального советского учебника политэкономии.

Похоже, в год своего 70-летия Че приходит в мир не только как «героический партизан», но и как марксистский теоретик...

* * *


«Мое поражение не будет означать, что нельзя было победить. Многие потерпели поражение, стараясь достичь вершины Эвереста, и в конце концов Эверест был побежден».

Эрнесто Че Гевара.

11 августа 1997 - 20 февраля 1998

- - - -

[1] Guerrilleros – партизаны, guerrillero – партизан, guerrilla – партизанская война (исп.).

[2] Рид П.П. Дочь профессора. М., 1974. С. 176-188.

[3] Ныне: Кооперативная Республика Гайана.

[4] «Движение 26 июля» – буржуазно-демократическая (см.: Manifesto Programma del Movimiento Revolucionario 26 de Julio. La Habana, 1973) революционная организация, созданная Ф. Кастро Русом и его сторонниками на базе молодежного крыла буржуазной Партии кубинского народа (т.н. Партии ортодоксов). 26 июля 1953 г. – день вооруженного восстания в Сантьяго-де-Куба и штурма казарм «Монкада», предпринятых 165 бойцами организации «Поколение столетия» (часть молодежного крыла Партии ортодоксов) во главе с Ф. Кастро и А. Сантамария. В 1961 г. «Движение 26 июля» объединилось с Революционным директоратом 13 марта и коммунистической Народно-социалистической партией Кубы в Объединенные революционные организации (ОРО), в 1962 г. ОРО реорганизованы в Единую партию социалистической революции Кубы (ЕПСРК, с 1965 г. – Коммунистическая партия Кубы, единственная и правящая на острове).

[5] Гриневич Э.А. Куба: путь к победе революции. М., 1975. С. 69.

[6] Pino-Santos O. Historia de Cuba. La Habana, 1964. P. 74.

[7] Нуньес Хименес А. Аграрная реформа на Кубе. М., 1960. С. 33.

[8] Советская историческая энциклопедия. Т. 8. Стб. 226.

[9] Нуньес Хименес А. Указ. соч. С. 33.

[10] Соколова З.И. Опыт организации крестьянских масс на Кубе. М., 1973. С. 7.

[11] Obra revolucionaria, 1961, N 41. P. 12.

[12] Цит. по: Ларин Е.А. Повстанческая армия в Кубинской революции. М., 1977. С. 17-18.

[13] Perfil de Cuba. La Habana, 1963. P. 123.

[14] Кастро Ф. Речь на XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН 26 сентября 1960 г. М., 1960. С. 13.

[15] бородачей (исп.).

[16] Che Guevara E. Obras. 1957-1967. Vol. I-II. La Habana, 1970.

[17] Che Guevara E. Escritos y discursos. T. 1-9. La Habana, 1977.

[18] Ibid. T. 9. P. 341-354.

[19] Ibid. T. 8. P. 253-272.

[20] Бывшем Бельгийском Конго, позже – Заире, а ныне – Демократической Республике Конго.

[21] См.: Tania. La guerrillera inovidable. La Habana, 1974. P. 191, 354.

[22] Debray R. ¿Revolución en la revolución?. La Habana, 1967; Debray R. Revolution in the Revolution? N.Y., 1967.

[23] Che Guevara E. Obras. V. I. P. 32. Цитируется по оригиналу, т.к. в русском издании «Партизанской войны» (М., 1961) это место, как и многие другие, сильно переврано.

[24] Провинция в Омане, зона партизанской войны в 1965–1985 гг.

[25] Возрождение бума Че (англ.).

[26] Новое время, 1997, № 41.

[27] Этими словами («Hasta la victoria siempre!») Че заканчивал свои письма.

[28] Комсомольская правда, 15.05.1997.

[29] Комсомольская правда, 29.10.1997.

[30] Советская Белоруссия, 21.10.1997.

[31] Лармер Б. Возвращение команданте. – Итоги, 1997, № 29.

[32] Бизнес & Балтия (Рига), № 189.

[33] La Contre-Offensive (Port-ou-Prince), 1998, N 1; Vida (Buenos Aires), 10.01.1998.

[34] L'Evenement du jeudi, 1997, du 24 au 30 juillet. P. 10-18.

[35] Ibidem. P. 16-17.

[36] Ibid. P. 12.

[37] Ibid. P. 17.

[38] Капитал, 1997, № 29.

[39] Итоги, 1997, № 29.

[40] Там же; см. также: Комсомольская правда, 9.10.1997.

[41] Агентство РИА «Новости», вып. FV00351, 1.06.1997.

[42] Итоги, 1997, № 29.

[43] Der Tagesspiegel, 7.07.1997.

[44] Хаммер Д. Местный святой. – Итоги, 1997, № 29.

[45] Звезда Алтая (Горно-Алтайск), 21.10.1997.

[46] Итоги, 1997, № 29.

[47] Республика Армения, 20.08.1997.

[48] Забриски Rider, № 5. С. 114.

[49] См.: Сын Че Гевары. – За рубежом, 1997, № 48.

[50] Успенский А. Апостол молодых смотрит на нас с пивных этикеток. – Комсомольская правда, 9.10.1997.

[51] Презрительное прозвище североамериканцев в Латинской Америке.

[52] Новости разведки и контрразведки, 1997, № 48.

[53] Итоги, 1997, № 29.

[54] Кобо Х. Двойное убийство Дон Кихота. – Новое время, 1997, № 41.

[55] Варламов И. Команданте Че как рыцарь печального образа. – Литературная газета, 1997, № 0.

[56] Независимая газета, 27.06.1997.

[57] Итоги, 1997, № 29.

[58] Василькова И. Руки Че Гевары: контрабандный груз особого назначения. – Известия, 13.01.1997.

[59] Коммерсант-Daily, 9.10.1997.

[60] Судоплатов П.А. Тайное досье политики. – Патриот, 1996, № 31.

[61] Кобо Х. «Авантюрист особого рода». – Московские новости, 1997, № 3.

[62] Шубин А. Че Гевара. Вооруженный радикал на фоне народа. – Наперекор, № 7. С. 22-27.

[63] Там же. С. 27.

[64] Там же. С. 23.

[65] Там же. С. 27.

[66] Там же. С. 26.

[67] См.: Вудворд Б. Признания шефа разведки. М., 1990. С. 153-161, 170-176, 209-219, 248-254, 258-261, 279-280, 296-303.

[68] Тарасов А.Н. Расистские предрассудки под маской либерализма. – Марксизм и современность (Киев), 1997, № 3. С. 72-77 (полный текст; сокращенный текст с редакционными изменениями напечатан в № 3 журнала «Свободная мысль» за 1997 г.).

[69] Хачатуров К. Тайна дневника Че Гевары. – Независимая газета, 27.01.1997.

[70] Его же. Жизнь и смерть команданте Че. – Независимая газета, 8.10.1997.

[71] Зинин М. Поражение на берегах Танганьики. – Независимая газета, 27.06.1996.

[72] Вайнтроп Э. Тропой романтики и риска. – За рубежом, 1997, № 40.

[73] Саркисян А. Команданте Че. – Республика Армения, 20.08.1997.

[74] История Че. – Волгоградская правда (Волжский), 7.03.1997.

[75] Тукмаков Д. Время Че. – Завтра, 1997, № 32.

[76] Роа Р. Вторая жизнь Че Гевары. – Правда-пять, 6.11.1997.

[77] Чехонадская Н. Лоран-Дезире Кабила: кто он? – Правда-пять, 12.04.1997.

[78] Муравин Н. Партизан на все времена. – Хранители Радуги, № 8-9.

[79] Сканта О. Под знаменем Че. К 30-летию со дня убийства Эрнесто Че Гевары. – Патриот, 1997, № 41.

[80] Кормье Ж., Гевара Гадеа И., Гранадо Хименес А. Че Гевара. Ростов-на-Дону – М., 1997.

[81] Коммерсант-Daily, 9.10.1997.

[82] См.: Che Guevara E. Obras. Vol. II. Р. 474.

[83] Латинская Америка, 1977, № 6. С. 138.

Опубликовано в журнале «Секретное досье», 1998, № 2.
Поделиться