Милтон Фридман Чили не спасал

Наоми Кляйн, http://saint-juste.narod.ru
9 Марта 2012г.
Говорить, что покойный экономист заслуживает доброй славы за создание строительного кодекса Чили, — значит признаваться в абсолютном незнании истории этой страны.

С тех пор как дерегулирование экономики привело к глобальному кризису в сентябре 2008 года и все вдруг вновь превратились в неокейнсианцев, оставаться фанатичным последователем покойного экономиста Милтона Фридмана — непростое дело. Фридмановский бренд рыночного фундаментализма так сильно дискредитирован, что выступать с реляциями об идеологических победах становится для его поклонников всё менее перспективным — даже в особо запущенных случаях.

Приведем особо прискорбный пример. Спустя два дня после разрушительного землетрясения в Чили (27 февраля 2010 года) обозреватель «Уолл-Стрит джорнэл» Брет Стивенс[1] поведал читателям, что «дух [Милтона Фридмана] покровительствовал Чили», потому что

«во многом благодаря ему страна пережила трагедию, которая в ином месте могла стать апокалипсисом... Отнюдь не случайно то, что чилийцы жили в кирпичных домах, а не в соломенных, как гаитяне, когда пришёл волк, попытавшийся сдуть их жилища»[2].

По Стивенсу, жёсткая политика рыночного фундаментализма, предписанная чилийскому диктатору Аугусто Пиночету Милтоном Фридманом и его печально известными «чикагскими мальчиками», и была причиной превращения Чили в процветающую страну с «одним из самых строгих строительных кодексов в мире».

Однако у этой теории есть одно более чем слабое место: нынешний строительный кодекс Чили с действующими нормативами, разработанными именно с учетом сейсмической опасности, принят в 1972 году[3]. Обратите внимание на дату: это произошло за год до того, как Пиночет захватил власть в результате кровавого переворота, совершенного при поддержке США. А это значит, что если кто и заслуживает признательности, то не Фридман и не Пиночет, а Сальвадор Альенде — демократически избранный президент-социалист. (Впрочем, нужно отдать должное и многим другим чилийцам, поскольку подобные законы стали ответом на серию землетрясений — и первый из них был принят еще в 1930-е годы).

Особого внимания заслуживает тот факт, что строительный кодекс был принят именно в период обескровливавшего экономику Чили эмбарго (вспомним знаменитое «Мы заставим чилийскую экономику визжать» Ричарда Никсона, сказанное им после победы Альенде на выборах 1970 года). Позже кодекс был доработан — в 90-е годы, то есть когда Пиночет и «чикагские мальчики» наконец-то были отстранены от власти, а демократия восстановлена.

Что совершенно неудивительно: как отмечает Пол Кругман[4], Фридман испытывал смешанные чувства по отношению к строительным нормам и правилам, рассматривая их как очередное посягательство на капиталистические свободы.

Что касается заявления, будто именно благодаря фридманизму чилийцы живут в «кирпичных домах», а не в «соломенных», то оно ясно показывает, что Стивенс ничего не знает о жизни в Чили до переворота. В 60-е годы Чили имела самые лучшие системы здравоохранения и образования на континенте и отличалась развитым промышленным сектором и быстро растущим «средним классом». Чилийское государство пользовалось доверием своих граждан, и они проголосовали за Альенде именно потому, что надеялись на дальнейшее развитие этого социального проекта.

После военного переворота и гибели Альенде Пиночет и его «чикагские мальчики» сделали всё для того, чтобы демонтировать общественный сектор Чили, приватизировали государственные предприятия и отказались от госрегулирования в сфере финансов и торговли. В этот период и сложились огромные частные состояния[5] — и страна заплатила за них страшную цену. К началу 80-х годов пиночетовская — Фридманом предписанная — политика привела к ускоренной деиндустриализации, десятикратному увеличению безработицы и взрывному росту числа никем не контролируемых трущоб. Эта политика привела также к коррупционному кризису и настолько серьёзной внешней задолженности, что в 1982 году Пиночету пришлось отстранить от должностей ряд ключевых советников из числа «чикагских мальчиков» и национализировать часть крупных финансовых учреждений, приватизированных ранее. (Звучит знакомо, не правда ли?)

По счастью, «чикагским мальчикам» не удалось разрушить всё, что было сделано Альенде. Национальная меднорудная компания — «Коделко» — осталась в руках государства, наполняя средствами казну и предотвращая тем самым полное разрушение экономики страны «чикагскими мальчиками». У них также не дошли руки и до строгого строительного кодекса Альенде. Это, конечно, был идеологический недосмотр. Чему мы теперь можем только радоваться.

Автор выражает благодарность Центру экономических и политических исследований (http://www.cepr.net) за помощь в выяснении истории строительного кодекса Чили.

Опубликовано в газете «The Guardian» [Оригинал статьи]
Перевод с английского Владимира Левановского под редакцией Александра Тарасова [Оригинал перевода]
http://saint-juste.narod.ru/friedman.html
Поделиться