XX Иберо-американский саммит

Нил Никандров - http://fondsk.ru
7 Декабря 2010г.
XX Иберо-американский саммит
Журналисты не без разочарования узнали о том, что президент Венесуэлы Уго Чавес не приедет в Мар-дель-Плата (Аргентина). Его присутствие – это почти всегда гарантия острых дискуссий, поиска нестандартных решений, отрицания обветшалых стереотипов. Он обещал принять участие в XX Саммите Ибероамерики, главная тема которого – «Образование в целях социального включения», но из-за продолжительных и катастрофических по последствиям ливней в стране был вынужден отменить поездку.

По разным причинам в Мар-дель-Плата не приехали президенты Никарагуа – Даниэль Ортега, Боливии – Эво Моралес, председатель Госсовета Кубы Рауль Кастро. Из президентов, входящих в блок ALBA (Боливарианского альянса стран Латинской Америки и Карибского бассейна), на форум прибыл только эквадорец Рафаэль Корреа, поскольку был одним из ключевых ораторов по проблеме противодействия государственным переворотам в регионе.

Дружная «неявка ведущих популистов» породила версии о том, что таким образом они выразили «сомнение» в исполнимости всеми участниками Саммита амбициозной «Программы Цели 2021: образование, которое мы хотим для поколения Двухсотлетия». Под «Программой» в отсутствии президентов поставили подписи министры иностранных дел стран ALBA. Разработать её стоило больших усилий. На достижение взаимоприемлемых формулировок и компромиссов ушло почти два года.

Проект “Программы” менялся не раз, поскольку сталкивались точки зрения сторонников социального и “рыночного” подхода к образованию. “Рыночники” отстаивали свои позиции, ссылаясь на затяжной экономический кризис, необходимость отказа от непродуктивного использования ограниченных бюджетных средств. “Популисты” указывали на недопустимость дискриминации “униженных и оскорбленных”, которым всегда приходилось платить голодом, лишениями и страданиями за неадекватные эгоистичные решения властей предержащих.

Особенно упорно на “рыночном” аспекте настаивали чилийцы. Для них идеал модернизации образования заключается в следовании “Болонскому процессу”, то есть превращению образования в товар со всеми присущими ему атрибутами: рентабельность, конкурентоспособность, минимальность издержек при подготовке специалиста узкого профиля и т.д. В Чили с начала 80-х годов практически вся социальная сфера была переведена из государственного сектора в частный. Ныне чилийское государство во многом сохраняет ту систему образования, юридическая и «идеологическая» база которого формировалась в годы диктатуры Пиночета. Одно из следствий приватизации образования - возникновение огромного разрыва между качеством подготовки учеников в платных частных и государственных школах. Шансы для социального роста у молодых людей «маргинального происхождения» заметно уменьшились. Высшее образование стало привилегией чилийцев из состоятельных семей.

Чавес – принципиальный противник постулатов «Болонского процесса». Проблематика современного образования, щедро финансируемого боливарианским правительством и потому доступного для всех социальных слоёв населения, всегда находилась и находится в центре модернизационных проектов Чавеса. Ему есть что сказать о достижениях Венесуэлы в этой сфере. Это сотни школ, построенных по всей стране, в том числе в посёлках с ограниченным индейским населением. Это бесплатное питание, учебники и ноутбуки, это особенно внимательное отношение к школярам из бедняцких семей.

За годы правления Чавеса было открыто в различных городах страны 20 новых университетов, а высшее образование получает 2,2 млн. венесуэльцев. Только в 2008-2009 годах «Фондом Айякучо» было выделено не менее 150 тысяч университетских стипендий для обучения за рубежом. Стоит упомянуть о борьбе с неграмотностью: 10 млн. взрослых (при населении 27 млн. человек) получили образование в объёме начальной школы, и многие из них продолжили учебу, чтобы получить среднее образование. ЮНЕСКО наградило Венесуэлу специальной премией «За демократизацию доступа в Интернет».

Венесуэльские достижения в образовательной сфере во многом разделяют страны-члены ALBA. Например, в Боливии правительство Эво Моралеса за неполных три года при помощи Кубы и Венесуэлы смогло сократить неграмотность с 16% до 17%. Если с 2003 по 2005 г. в стране появилось 187 новых школ, то за первые два года правления Эво их было построено 426. Успехи «популистов» не подвергаются сомнению правоцентристскими правительствами в регионе, однако они объясняют их традиционно: с такими газонефтяными доходами под силу реализация любых социальных миссий. Эти высказывания можно интерпретировать как позитивную оценку: финансовые поступления не разворовываются, не уходят на счета коррупционеров и олигархов, а целенаправленно используются в интересах народа и страны.

В «Заключительной декларации» Саммита, состоящей из 57 пунктов, определены векторы иберо-американского образовательного процесса, параметры его унификации, качественные характеристики и, прежде всего, обязательность базового образования и недопустимость какой-либо социальной и расовой дискриминации. В качестве перспективной задачи на ближайшее пятилетие предусматривается полное искоренение неграмотности в Латинской Америке. Особенно высока она в тех странах региона, которые Вашингтон относит к «стратегическим» с точки зрения своего военного присутствия: Гватемала, Гондурас, Колумбия, Парагвай.

На Саммите единодушно приняли «Специальную декларацию о защите демократии, правового государства и конституционного порядка в Ибероамерике». Поводом для подготовки «Декларации» стала попытка государственного переворота в Эквадоре 30 сентября 2010 года. За последнее время подобные положения, ориентированные на коллективное противодействие заговорам против демократически избранных правительств в регионе, добавлены в уставные документы МЕРКОСУР и УНАСУР. Именно по этой причине не был допущен к участию в Саммите в Мар-дель-Плата Гондурас, хотя главным «ходатаем», закулисно действовавшим в пользу террористического режима Порфирио Лобо по поручению Вашингтона, был Энрике Иглесиас, Генеральный секретарь Иберо-американского Саммита. Поддержать Иглесиаса пытался президент Сальвадора Маурисио Фунес. Он использовал формулу «наказывая Гондурас, мы наказываем гондурасский народ», но оказался в одиночестве.

Прозвучала также на Саммите тема «разоблачительных документов», размещаемых в Интернете порталом WikiLeaks. Представители «популистских» стран попытались подвергнуть обсуждению факты «грубого вмешательства Империи янки в наши внутренние дела» и даже включить соответствующий «осуждающий параграф» в «Заключительную декларацию», но не были поддержаны умеренными участниками Саммита, в том числе Бразилией.

Однако, общаясь с прессой, «популистские» деятели сказали всё, что хотели. Министр иностранных дел Венесуэлы Николас Мадуро, о котором всё больше говорят как о будущем преемнике Чавеса, заявил, что «документальные утечки Госдепартамента» через WikiLeaks – это «беспримерная по своему содержанию операция политического и шпионского характера», претендующая на оказание влияния (на дела) в регионе незаконными способами и отражающая постоянное стремление навредить Боливарианской революции».

Его поддержал вице-президент Боливии Альваро Линера, заклеймивший «имперскую дипломатию шпионажа и конспираций». «Гласность - это лучшая защита против заговоров, - сказал он. – Нам нечего скрывать. Мы не позволим, чтобы информация подобного рода, эти трюки привели к охлаждению наших отношений». Линера имел, конечно, в виду одну из телеграмм из американского посольства в Буэнос-Айресе в Вашингтон. В ней сообщалось, что президент Кристина Фернандес «выразила желание сотрудничать» с Соединёнными Штатами по боливийским делам и назвала Эво Моралеса «весьма сложной личностью для общения».

Был намечен график проведения очередных Саммитов: 2011 год – Парагвай, 2012 – Испания, 2013 – Панама.
Поделиться