Tiwy.com
RusoEnglish
Tiwy
Новости
Русская тема
По странам континента
Латинская Америка Аргентина Белиз Боливия Венесуэла Гватемала Гондурас Доминиканская Республика Колумбия Коста-Рика Куба Панама Парагвай Перу Мексика Сальвадор Уругвай Чили Эквадор
Другие страны:
Китай Россия
Человек и Экономика
Кухня
НЛО
Форум
Адресная книжка
Адресная книжка
Подписка
на рассылку
новостей:


«Уго Чавес». Сапожников К.Н. Реклама
По странам > Мексика > Мексиканские прогулки (стр. 1 из 2)

Мексиканские прогулки

К.Н. Сапожников

2003-2005

Catedral Metropolitana В Мехико морозное утро. Через неделю - Рождество, улицы и витрины магазинов украшены гирляндами разноцветных лампочек и ярко-зелеными синтетическими елками. Со всех сторон приветливо улыбается Санта-Клаус. Закутанные до ушей горожане спешат на работу, выдыхая сизые облачка пара. Некоторые из них останавливаются у уличных киосков с едой, чем-то напоминающих военно-полевые кухни. Здесь можно за небольшие деньги перекусить на скорую руку, а заодно погреться у жаровни, на которой подрумяниваются маисовые лепешки - такосы, дозревает щедрая яичница с "тосинетой1" , обильно сдабриваются кетчупом "горячие собаки" по-американски и, конечно, заваривается крепкий кофе, перед зазывным ароматом которого трудно устоять.

ВДОЛЬ ПО РЕФОРМЕ

Полифорум Я и раньше бывал в Мехико, но проездом. Если позволяли паузы между авиарейсами, то, вооружившись турсхемой, отправлялся знакомиться с достопримечательностями мегаполиса и его окрестностей. Вояж на расписном челне-"трахинере" по протокам Сочимилко, погружение в глубь веков у подножия пирамид Теотиуакана, энергетическая мощь фресок Давида Альфаро Сикейроса в "Полифоруме", незабываемая панорама Мехико, открывающаяся с обзорной площадки "Торре Латиноамерикана", - эти и другие впечатления осели в моем подсознании, как своего рода зарубки. Они словно напоминали мне: этот огромный город невозможно по-настоящему познать через спорадические "партизанские" наезды. И вот я снова в мексиканской столице, и, слава Богу, без этого нервного ощущения, что я опаздываю на рейс.

проспект Пасео де ла Реформа Знакомство с городом почти обязательно начинается с прогулки по главному столичному проспекту Пасео де ла Реформа, построенному по образцу парижских Елисейских полей. Вдоль него - столпотворение банков, роскошных отелей и торговых центров с американскими и западноевропейскими названиями. Здесь же находится самый большой небоскреб Мексики и Латинской Америки - "Торре Майор", высотой в 225 метров. Строительство его длилось пять лет и обошлось компании "Рейхман Интернэшнл" в 300 миллионов долларов. Системы жизне-обеспечения "Торре" полностью компьютеризованны. Современные технологии обеспечат устойчивость небоскреба в случае самого разрушительного землетрясения. А собственный микроклимат! Даже вездесущий смог мексиканской столицы не сможет проникнуть за зеркальные стены "Торре Майор".

Ангел, символизирующий независимость Мексики Над проспектом на стремительной мраморной колонне гордо расправил свои золоченые крылья ангел, символизирующий независимость Мексики. У монумента нередко назначаются свидания, причем достаточно сказать "встретимся у Ангела", чтобы не ошибиться в месте встречи. По обеим сторонам бульвара - непрерывный поток автомашин, в котором преобладают малолитражки. Бензин в стране дорогой, и поэтому рядовой мексиканский автомобилист предпочитает экономичные "фольксвагены" и "пежо". В интенсивном столичном трафике они куда удобней, и я не раз убеждался в этом, совершая броски из одного района города в другой на зеленых "букашках" такси.

Обычная для бульвара Ла Реформа сценка: стайки туристов, фотографирующих Ангела, памятник Христофору Колумбу, монумент последнему императору ацтеков Куаутемоку и, попутно, бесчисленные статуи национальных исторических деятелей. Надо сказать, что столичные власти рассматривают проект по "передвижке" ряда памятников и монументов с кромки бульвара, чтобы они, как выразился директор факультета архитектуры Национального автономного университета Фелипе Леаль, "не напоминали пассажиров, дожидающихся посадки на автобус". Так что, если планы будут осуществлены, индейский герой Куаутемок переедет в 2004 году с оживленного перекрестка проспектов Реформы и Инсурхентес на улицу Версальес, а другим мексиканским политикам и деятелям придется переместиться на внутренние дорожки бульвара.

памятник Христофору Колумбу

Именно на Реформе со мной случилась курьезная история. Я обратил внимание на довольно многочисленную толпу у здания, огороженного высокой стеной, рядами колючей проволоки и бетонными надолбами. Стражники с автоматическими винтовками наизготовку недоверчиво вглядывались в прохожих. "Столичная тюрьма, - подумал я. - А эти скромно одетые смуглолицые люди с узелками и кошелками дожидаются приема, чтобы вручить передачи для родных и близких, попавших за решетку". Чтобы проверить догадку, я подошел к женщине, которая зябко куталась в шерстяное пончо. "Нет, это не тюрьма, - удивилась она вопросу. - Это посольство". "Неужели? - мое удивление было не меньшим. - Чье же?" "Соединенных Штатов! А это очередь за визами", - пояснила женщина. В прежде неулыбчивой толпе раздались смешки: "гринго" принял посольство за тюрьму. Конечно, лет пять-десять назад трудно было представить себе защитно-оборонительные меры подобного размаха вокруг представительств США во всех без исключения странах Латинской Америки. Но такова переживаемая эпоха. Международные террористические организации пытаются угнездиться и в Западном полушарии. Еще бы, ведь идеи глобализации были с оптимизмом "восприняты" в подпольных штабквартирах терроризма.

Поэтому Мексика, развивая двусторонние отношения с Соединенными Штатами, прогрессируя в рамках Североамериканской зоны свободной торговли, не может оставаться в стороне от баталий своего северного соседа с террористическими группировками, наркокартелями, международными криминальными организациями. В принципе, опыт подобного масштабного сотрудничества между Мексикой и США имеется. Достаточно вспомнить годы второй мировой войны, когда мексиканцы сотрудничали с администрацией Рузвельта в деле разгрома ячеек "пятой колонны" и нацистской агентуры на своей территории. Именно в этот период кадровые агенты ФБР (ЦРУ тогда не существовало), направленные в Мехико, Тампико, Веракрус, Акапулько и другие города, получили свободу рук для борьбы с общим врагом. Нет никаких сомнений в том, что ныне спецслужбами США проводится куда более масштабная работа по обеспечению своей безопасности в "южном подбрюшье".

Вездесущая полиция Мехико произвел на меня впечатление спокойного города, в котором стражи порядка, в общем-то, чувствуют себя хозяевами положения. Полиция кажется вездесущей. И речь идет не только о центре столицы, туристической "Розовой зоне" и Реформе, но и таких районах, как Койоакан, Сан-Анхель, Истакалько, В.Карранса и других. Определенный вклад в создание в Мехико превентивной системы защиты граждан от посягательств уголовных элементов вносит Рудольф Джулиани, тот самый Джулиани, который за годы работы градоначальником Нью-Йорка снизил там преступность более чем наполовину. В мексиканской столице, которая прежде "славилась" размахом криминальных акций, особенно похищениями людей с целью получения выкупа, Джулиани получил "карт-бланш" для развертывания деятельности своей "консультационной фирмы". О конечных результатах говорить еще рано. Тем не менее, шеф общественной безопасности столичного округа Марсело Эбрар, работающий в тесном контакте с Джулиани, верит, что борьба с криминалом будет доведена до победного конца.


Дырявая граница

Вообще же в Мексике далеко не спокойно. О переживаемых ею сложностях можно догадаться еще "на подступах" к стране, когда заполняешь в консульстве въездную анкету. Вот вопросы, которых раньше туристу не задавали:

"Не собираетесь ли вы совершить поездку к южной границе Мексики? Если да, то с какой целью?"

"Не собираетесь ли вы совершить поездку к северной границе Мексики? Если да, то с какой целью?"


Упоминание южного рубежа сразу заставляет вспомнить о партизанском движении в штате Чьяпас, возглавляемом суб-команданте Маркосом. За десять лет "вялотекущего противостояния" властей и повстанцев ни той, ни другой стороне не удалось добиться решающего успеха.

Много проблем доставляет ситуация в зоне, граничащей с Гватемалой, которую сами мексиканцы нередко называют "ничейной землей". Там царят насилие и круговая порука. Незаконная миграция из стран Центральной Америки, транзитная переброска наркотиков, контрабанда, торговля женщинами, разбой молодежных банд вроде приобретшей зловещую известность группировки "Мара Сальватруча", - вот кто "правит бал" в этих краях. Кажется неискоренимой почти тотальная коррупция в сферах органов власти как с мексиканской, так и с гватемальской стороны. Больше всего страдают бедняки - главным образом из Центральной Америки: сальвадорцы, никарагуанцы, гондурасцы, пробирающиеся с помощью "койотов"-проводников в Соединенные Штаты. Несчастных обирают, заставляют работать "за хлеб и воду", фактически превращая в рабов, в том числе сексуальных, в городках Четумаль, Теносике и Тапачула. При малейших признаках сопротивления с рабами-мигрантами безжалостно расправляются. Десятки безымянных могил, обезображенные трупы в реках, - это печальная повседневность пограничного района.

Не менее напряженная ситуация - на границе Мексики с Соединенными Штатами. Когда-то я писал дипломную работу на эту тему, и вот, оказавшись в Мексике, обнаружил, что, в принципе, за последние двадцать лет мало что изменилось. В моем архиве самое объемистое "досье" посвящено острейшей проблеме законной и незаконной миграции мексиканцев в США. Как нормализовать ситуацию? Как обеспечить защиту прав тех, кто оказался на территории "северного соседа" по одной единственной причине - из-за поисков работы, чтобы помочь своей семье? Об этом горячо дискутируют депутаты в законодательном собрании, вопиют тележурналисты в публицистических программах, говорят мексиканские дипломаты в ходе бесчисленных консультаций и переговоров с североамериканскими партнерами. Недавняя поездка президента Висенте Фокса по приграничным штатам США была вызвана в первую очередь этой проблемой. Еще бы, дискриминация мексиканцев в Соединенных Штатах -перманентная практика, омрачающая двусторонние отношения.

К примеру, новоиспеченный губернатор штата Калифорния Арнольд Шварценеггер, сделавший кинокарьеру на имидже "хорошего белого парня", расправляющегося с "плохими цветными парнями", приняв бразды правления, первым делом отменил решение своего предшественника о выдаче лицензий на право вождения автомашин иммигрантам из Латинской Америки. А ведь лицензия - это одновременно и удостоверение личности, документ, облегчающий трудоустройство, получение медицинских услуг и, вообще, взаимоотношения с властями на разных уровнях. Ультраконсерваторы в США считают, что пора положить конец притоку "мехиканос" в страну. По статистике 2003 года, из, примерно, 30 миллионов иностранцев, обосновавшихся в Соединенных Штатах, около 10 миллионов - мексиканцы.

Темы границы, миграции в США, постепенной утраты национальной самобытности - все чаще затрагиваются мексиканскими писателями. В одном из последних романов Карлоса Фуэнтеса - "Стеклянная граница" - эта болезненная проблема показана на судьбе типичной мексиканской семьи, которой выпала нелегкая доля: жить в пограничной зоне. Все активнее разрабатывают эту тему молодые авторы. Сейчас в Мексике у всех на слуху имя литератора Ксавьера Веласко, получившего премию издательства "Альфагуара" за роман "Дьявол-хранитель".

Героиня по имени Виолетта то и дело оказывается в ситуациях "пограничного" характера, на которые в наше время обречены многие "глобализируемые" жители, причем не только Мексики и Латинской Америки. Совершая поступки, Виолетта предпочитает действовать "от противного", категорически не так, как учили в школе или семье. Родители ее, мексиканцы из зажиточного среднего класса, насквозь пропитаны идеалами "западного мира", и потому, чтобы "дистанцироваться" от пахнущих альпаргатами национальных корней, "обзавелись" немецкой фамилией, худо-бедно выучили английский язык и стали "блондинами", перекрасив волосы. С точки зрения родителей, неприкаянная дочь все делает "не так", и они решили "временно" определить ее в психиатрическую лечебницу. Виолетта бежит в Соединенные Штаты, предварительно похитив сбережения "предков". Так начинается ее самостоятельная жизнь, в которой куда больше бунтарства и ошибок, чем "правильных", с точки зрения буржуазной и религиозной морали, поступков. Она попадает в "дурную компанию" в Нью-Йорке, приобщается к наркотикам, зарабатывает на жизнь в качестве "девушки по вызову". По словам Веласко, в образе Виолетты есть много отталкивающего, ее вряд ли можно назвать "стопроцентно симпатичным" персонажем, но есть в ней и позитивные, вызывающие сочувствие читателей черты характера: она пытается разобраться в себе и эпохе, борется с враждебными обстоятельствами нынешнего антигуманного мира.

Интересный штрих: в одном из интервью Веласко рассказал, что прообразом Виолетты была не мексиканка, а русская девушка-стриптизерша, с которой он познакомился поздней ночью в "Розовой зоне" Мехико: "Через пятнадцать минут разговора она стала моей невестой, а через три дня мы расстались. Но и этого недолгого знакомства хватило, чтобы моя Виолетта приобрела в романе реальные очертания, заговорила "своим языком", на "спенглише" - американизированном варианте испанского". Больше всего труда Веласко стоило перевоплощение в женский персонаж, ведь повествование в романе ведется от первого лица. Около двух лет каторжной работы потребовалось ему, чтобы завершить роман. Веласко, которому сейчас около 45 лет, признался, что участие в конкурсе "Альфагуары" стало его собственной "пограничной ситуацией", потому что он жил в долгах как в шелках, анахоретом, человеком без будущего. Но сейчас Ксавьер Веласко нарасхват. Издательство спешит "раскрутить" его имя, и он после своей затворнической жизни покрыл не одну тысячу километров по странам ибероамериканского мира. Теперь он мечтает не о славе, а о писательском уединении и своей коллекции дисков с рок-музыкой. Это один из творческих секретов Ксавьера: он творит под шлягеры любимых рок-ансамблей.


ИЗДЕРЖКИ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

О сложных проблемах мексиканской жизни я более трех часов проговорил с Хесусом Эрнандесом Гарибаем, профессором Национального автономного университета. Гарибай специализируется на проблемах политической и экономической интеграции Латинской Америки. В ходе беседы он не раз отмечал, что с оптимизмом относится к будущему стран к югу от Рио-Гранде, несмотря на оглушительный провал "реального социализма" и дезинтеграцию Советского Союза, что фактически оставило латиноамериканцев "один на один" с Соединенными Штатами. По мнению Хесуса, появление в регионе так называемых "популистских лидеров", и, прежде всего, такой яркой личности как президент Венесуэлы Уго Чавес, отражает объективное стремление маргинальных слоев континента активно вмешаться в процессы глобализации, формирования нового мирового порядка, справедливого перераспределения национальных богатств.

"Это постепенный процесс, и каждый из нас должен внести свою крупицу в общее дело, - с убежденностью говорил Хесус. - Латиноамериканская интеграция должна строиться не только "сверху", на правительством уровне, но и "снизу", через массовое подключение людей к этому созидательному и неизбежному процессу. Конечно, надо всячески противостоять попыткам Вашингтона навязать нашим народам неоколониальные схемы угнетения и грабежа наших национальных богатств под прикрытием проекта Всеамериканской зоны свободной торговли. Необходимо разоблачать пропагандистские глупости о том, что рыночные механизмы - панацея от всех бед и кровоточащих язв современного общества. Нужно торопиться с реализацией многовекторного латиноамериканского проекта интеграции, отказавшись от пустых дискуссий о создании "блоков" и "осей" с антиамериканской подоплекой".

По словам профессора, самой неотложной задачей для потенциальных строителей латиноамериканской интеграции "снизу" является формирование широкого социально-политического движения, что невозможно без проведения целенаправленной информационной политики на национальном, региональном и континентальном уровне. Для того, чтобы она была эффективной, требуются "пропагандисты и агитаторы" нового поколения, на экспертном уровне разбирающиеся в проблемах интеграции, моделях построения нового мирового порядка, в том числе неототалитарной - PAX AMERICANA. Как рассказал Хесус, такая пропагандистско-просветительская и организационно-координационная сеть практически существует. Опирается она на активистов в университетах, научно-исследовательских центрах, прогрессивных периодических изданиях и т.п. Мой собеседник не без гордости рассказал о своем интернет-журнале "Куэстионес де Америка" , который издается под девизом "Весь континент в едином биении времени". В нем безвозмездно сотрудничают друзья-единомышленники из стран Латинской Америки. Нельзя не отметить, что "паутина" подобных изданий все надежнее доносит альтернативную точку зрения на проходящие в регионе процессы, прорывая информационный диктат сверхдержавы.

Разумеется, мы говорили не только о серьезных внутри- и внешнеполитических материях, сидя у окна уютного ресторанчика на улице Невы. Беседа была символически освящена стопкой текилы "Куэрво", но никаких комических эпизодов с "огнедышащими" переперченными блюдами, не раз описанных журналистами, со мной не произошло, потому что мексиканские повара стали с большим пониманием относиться к иностранцам, не подвергая их изнеженные желудки испытанию на устойчивость к традиционной кухне. Теперь, по желанию клиента, "взрывные" мексиканские кушанья подаются в варианте "light". Но кое-что можно было отведать без щадящих рецептов. Например, салат из кактуса нопаль, который, вслед за мигрантами, в качестве "овощной культуры" преодолел границы и теперь находится на пике гастрономической моды в Соединенных Штатах и Канаде.

Позже, прогуливаясь по Реформе, я обратил внимание на металлические декоративные "дубликаты" этого кактуса, выполненные в самых разных манерах - от реалистической до мо-дернистской. Бронзовые таблички с именами ваятелей свидетельствовали о том, что это, скорее всего, - творческая акция патриотически-экологического характера. Но в Мехико ежедневно проходят десятки разных акций в защиту или против чего-то, разве все упомнишь. Поэтому никто из моих новых знакомых не смог с полной уверенностью сказать, почему на бульваре в одночасье "выросли" эти артистические заросли кактуса-нопаля. Думаю, что ближе всего к истине был дон Рафаэль, букинист с улицы Донселес, заявивший, что это "протестная акция" против унизительно-потребительского отношения к кактусу, который изображен на гербе, то есть является элементом государственной символики.

1 Tocineta (исп.) - копченое свиное сало, нарезанное полосками

Перейти ко второй странице статьи »



Новинки

1. Китай: Север провинции Шаньси
2. Китай: Залив Лаонювань
3. Китай: Горы Луяшань
4. Панама: Панамский by-pass
5. Мексика: Итервью субкоманданте Мойсеса
6. Колумбия: Будет ли мир?
7. Венесуэла: Отзыв на книгу о Чавесе (ЖЗЛ)
8. Россия: Тутаев
9. Россия: Поездка на поезде по маршруту Кобостово — Рыбинск — Ярославль
10. Аргентина: Памятник Данте в Латинской Америке
11. Россия: Ярославль
12. Венесуэла: Каракас, пеший поход на гору Авила
13. Куба: На Кубе не любят мафию
14. Куба: Мария из Гаваны
15. Россия: Ростов Великий
16. Беларусь: О славной династии Румянцевых. Синойкии в Гомеле.
17. Сальвадор: «Мятежный» архиепископ Монсеньор Ромеро
18. Русская тема: Первая биография народного монархиста
19. Россия: Сергиев Посад
20. Венесуэла: «коллективы» от фантазии к реальности
21. Китай: Пекин
22. Китай: Город Ханьдань
23. Китай: Город Лоян
24. Китай: Гора Хуашань
25. Китай: Город Линьфэнь и водопад Хукоу
26. Китай: Горы Мяньшань, провинция Шаньси
27. Китай: Пинъяо, провинция Шаньси
28. Китай: Тайюань, провинция Шаньси
29. Мексика: Субкоманданте Маркос: последние слова
30. Куба: После Монкады
31. Боливия: Праздник черепов
32. Эквадор: К чести Мануэлы Саенс
33. Венесуэла: «Каракасо». — Восстание. — Тюрьма
34. Венесуэла: "Флорентино и Дьявол"
35. Венесуэла: Истины не без сомнений, или «Здравствуй, Чавес!»
36. Сальвадор: Сальвадорская кухня: просто, но со вкусом
37. Боливия: Парк Эдуардо Абароа: земля вулканов и лагун
38. Никарагуа: Операция «Рептилия» (казнь Сомосы)
39. Колумбия: США и Колумбия покрывают зверства и массовые захоронения
40. Боливия: Манифест Острова Солнца
41. Куба: Студенческая революция в Гаване. Страницы истории.
42. Парагвай: Жизнь Дерлиса Вильягры. Страницы истории.
43. Венесуэла: Песни «Alma llanera» и «Venezuela» зазвучат на русском языке
44. Россия: Дальняя дорога ненапрасной жизни
45. Венесуэла: Посвящается Чавесу
46. Венесуэла: Мощным пламенем сияя
47. Россия: Мышкин
48. Россия: Рыбинск
49. Россия: Балтийск
50. Сальвадор: Народный праздник
51. Мексика: «Мы идем в тишине, чтобы нас услышали»
52. Россия: Зеленоградск
53. Венесуэла: Николай Фердинандов в Москве!
54. Венесуэла: Заметки о книге "Уго Чавес"
55. Венесуэла: Встреча с Чавесом, или «Алло, Президент!»
56. Куба: О Международном лагере имени Хулио Антонио Мельи
57. Чили: Цирк в пустыне, или Послесловие к чилийскому чуду
58. Белиз: В стороне от проторённых маршрутов
59. Сальвадор: Святая Неделя в Исалько
60. Мексика: Зеленые вершины штата Чьяпас
61. Венесуэла: "Метрокабле" Каракаса
62. Венесуэла: Нефть Венесуэлы – на службе государству, народу и революции
63. Венесуэла: репортаж с нейтральной полосы
64. Боливия: Боливийские метаморфозы
65. Китай: Привет, Китай!
66. Китай: Чунцин
67. Латинская Америка: Книга о выдающемся разведчике Иосифе Григулевиче


Туризм:


Твоя Тур Тропа
в Латинскую Америку


Адресная книжка:





Развлечения:






Rambler's Top100
TopList
Rambler's Top100