Tiwy.com
Tiwy
Новости
Русская тема
По странам континента
Латинская Америка Аргентина Белиз Боливия Венесуэла Гватемала Гондурас Доминиканская Республика Колумбия Коста-Рика Куба Панама Парагвай Перу Мексика Сальвадор Уругвай Чили Эквадор
Другие страны:
Китай Россия
Человек и Экономика
Кухня
НЛО
Форум
Адресная книжка
Адресная книжка
Подписка
на рассылку
новостей:


Реклама
По странам > Мексика > Другая Кампания

Другая Кампания

Эрманн Беллингаузен

Июль, 2007

Другие друзья! Это перевод нового, кажется, даже еще не публиковавшегося на своей родине, материала замечательного мексиканского журналиста Эрманна Беллингаузена, который как корреспондент газеты «Ла-Хорнада» уже много лет живет и работает в Чьяпасе. Перевела этот текст наша амига и компаньера, русское сердце которой живет между Мексикой и Новой Зеландией, а маска отзывается на имя Таракихи.

Если не очень понятно и хочется пробольше узнать о контексте Другой Кампании – пожалуйста, можете скачать из http://www.ruso.cl/ru/2007/03/literature.htm ультракультуровскую книгу с дополнениями и обновлениями (она фигурирует там как Subcomandante Marcos y EZLN ruso.pdf), а если кого не устраивает формат PDF и нужен Word – я готов прислать ее в Wordе. Если же наоборот – все понятно и хочется поподробнее и к тому же вы читаете по-испански – могу прислать довольно подробную подборку истории и материалов Другой Кампании из мексиканской и сапатистской прессы.

И, разумеется, этот текст – для распространения, обсуждения и вопросов... вопросов...

Спасибо!
Олег Ясинский



ИНДЕЙСКИЙ ФАКТОР

Маршрут прошел вокруг, вдоль и вовнутрь. В 2006 г. Другая кампания обошла всю страну настолько, насколько это возможно. И этого оказалось достаточно. Она прошла через все штаты – их центральные города, горы и побережья, озера, реки, водохранилища и затоны, леса и овраги, через сельву и пустыни, малые и большие поселки, обочины дорог, границы и рудники, обезлюдевшие районы, места заключения, бордели, отдельные дома, университеты и самые бедные и нуждающиеся районы.

За редкими исключениями, которые имели место в силу особых причин, Комиссия по Шестой Декларации САНО смогла встретиться практически со всеми индейскими народами, которые проживают на территории Мексики. Некоторые народности живут на территории сразу нескольких штатов, в разных ситуациях и условиях. Науа встречали Другую Кампанию в Герреро, Халиско, Уастека, Федеральном округе, Пуэбле, Мичоакане. Сапотеки, миштеки и трике - в Оахаке и еще дальше – в Нижней Калифорнии, Синалоа, долине Анауак, южном Веракрусе. Другая прошла по самым обездоленным районам, где живут самые забытые и отверженные народности – памы, пимы, теенеки, уачичили, касканы. Другая побывала на древней земле народов виррарика, рарамури, майя, мише, пурепеча, тотонаков, кон ка’ак, амусго, чонталей, пополука, цельталей, цоцилей, чолей, ньаньу, масауа, тепеуанов, йореме из племен яки и майо. В конце похода Другая встретилась с кукапа, кумиаи, килива, кикапу. Сказали свое слово и масатеки, гуарихио, мамы, чинантеки, уаве, тохолабали и соке.

Были встречи с советами старейшин, традиционными администрациями, представителями общин и эхидо, традиционными алькальдами, народными администрациями, автономными муниципалитетами, представителями общинных органов охраны правопорядка, индейскими организациями по делам миграции и союзами производителей. Комиссию по Шестой Декларации принимали везде по всем правилам этикета - в южных, северных и центральных поселках, на побережьях и в других местах. И со всеми шел разговор. Иногда во время встреч Делегату Ноль вручали жезлы власти и оказывали всяческие почести. Однако, встречи проводились, конечно, вовсе не для этого, а для работы, да и просто ради того, чтобы встретиться. Чтобы говорить и суметь договориться.

Уважение и моральный авторитет Сапатистской Армии Национального Освобождения, как и было объявлено в Шестой Декларации Лакандонской сельвы, подверглись испытанию. Посланцы сапатистов-майя из Чьяпаса обрели братьев по всей стране. Постоянное участие в Кампании представителей Национального Индейского конгресса помогло увидеть то, что индейские народы уже давно встречаются и беседуют. И что восстание, сопротивление и автономия сапатистов стали уже частью самосознания и сердец коренных народов.

Соглашения Сан-Андрес являются уже достоянием всех этих народов. Они требуют их выполнения, поддерживают их, и сами, по возможности, стараются применять их в качестве закона. Нельзя забывать, что многие представители этих народностей напрямую участвовали в диалоге по Соглашениям Сан-Андрес в 1995 и 1996 годах. Те, кто не смогли в то время принять участие в диалоге, позднее присоединились к Соглашениям или присоединяются уже в наши дни, понимая, что без коренных народов Мексике не бывать – ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем – до тех пор, пока существует сама Мексика.

Широка общность всех этих народов. Но во всей своей силе, и стремлении решать многочисленные проблемы они постоянно испытывают вызов одной общей угрозы – потери земель, водных ресурсов и территорий, «ускоренной» исходящим от неолиберальных проектов утверждением частного права на недвижимость посредством таких программ как PROCEDE и PROCECOM1 , разнообразных чужеродных вторжений, с молчаливого одобрения правительства, и различных экспроприаций под различными фальшивыми предлогами (например, под «экологией» понимаются интенсивные туристические потоки, биоразведку, застройку под жилые дома и эксплуатацию транснациональными корпорациями ресурсов, принадлежащих всему народу) – все это откровенный грабеж. Помимо борьбы против этой угрозы, индейские народы требуют и другого – улучшения условий жизни и признания своего права принадлежать своим индейским корням и при этом являться частью мексиканской нации.

Призрак бродит по селам Мексики, и особенно по ее индейским поселкам – призрак «новой» 27-ой статьи Конституции. В контексте Соглашения о Североамериканской зоне свободной торговли (NAFTA), эта статья объявила всем индейским народам, как обычно, «благонамеренную» войну на уничтожение. Ее клещи сжимаются все туже – вождизм, практически слившийся с наркоторговлей, всеобщая коррупция, проникающая во все государственные структуры, которые имеют дело с индейскими общинами, выборочные репрессии, милитаризация, парамилитаризация, насильственная стерилизация женщин по программе Oportunidades2.

Власть борется с индейскими языками и пытается обезличить индейскую культуру. Разрушает привычные схемы питания, загрязняет воды, поля и воздух. Она хочет разрушить индейский маис и навязать продукцию Монсанто3. Защита цен, налоговые льготы и рынки – все это работает не для индейцев, а для таких компаний, как Волмарт, Кока-Кола, Агуас-де-Барселона, Пеньолес, Лала, Нестле, Халибертон, Ибердрола, Телмекс. Множество разрешений и стимулов - специально для спекулянтов кофе, рыбой, фруктами и зеленью, молоком, мясом коров и коз - теми же льготами пользуются и макиладоры, применяющие рабский труд. Обо всем этом уже говорилось во время Другой Кампании.

Индейские народы - вот первая мишень для Всемирного Банка, Всемирного валютного фонда и Пентагона. «Социальная» политика, проводимая правительствами, направлена на парализацию этих народов. И одновременно с этим утверждаются приоритеты для развития бизнеса, преимущественно – иностранного.

Другая Кампания уже называла и такую тенденцию, как углубление крайнего социального неравенства в городах, индустриальных зонах и районах с неиндейским населением. В некоторых случаях эти изменения уже являются свершимся фактом (Канкун, Лос-Кабос, Уискилукан). Столицы многих мексиканских штатов уже выглядят совершенно по-американски – по крайней мере, так думают их американские хозяева. В трех-четырех городах, таких как Сан-Луис-Потоси, Нуэво-Ларедо и Торреон люди уже умирают от отравления свинцом, мышьяком и другими промышленными ядами.

И все же, в ходе поездки подтвердилось, что сопротивление снизу растет, и что индейские народы являются первейшим оплотом борьбы против PROCEDE. Именно они являются самыми заинтересованными лицами, благодаря своей священной привязанности к земле, по которой они ходят. Миграция пронзила их как стрелой, однако нелегко заставить их покинуть свою землю. Она не товар. Она им не принадлежит – это они ей принадлежат. Как говорит индейская пословица - «Мы не унаследовали землю от наших предков – нам ее одолжили наши дети». Поэтому земля должна быть общей – чтобы на ней могли жить все люди.

Когда лучшие «умы» Салинаса и Седильо4 (Артуро Варман, Луис Тельес Кюнслер, Густаво Ируэгас) «решили», что требование автономии индейских народов несет в себе «угрозу балканизации» страны и «ставит под угрозу национальное единство» - они скрыли, что их собственной истинной целью является именно «балканизация» Мексики через открытие «свободных рынков» и глобализацию. Несмотря на его очевидную лживость, этот аргумент продолжает определять политику и экономику страны, и глубоко проник в доктрины военную и национальной безопасности. Именно поэтому ни Седильо, ни Фокс5 не выполнили своих обязательств по Соглашениям Сан-Андрес, а Кальдерон6 тоже не собирается менять этого курса.

«Угроза» самоопределения индейских народов является помехой на пути действительной «балканизации» страны и ее продажи на аукционе. Как сказала команданте Эстер на конгрессе Союза Мексики в 2001 году – индейские народы в первую очередь требуют «права быть мексиканцами». Пусть спросят хоть сейчас уичолей из Туапурие, сери с острова Тибурон, отоми из Керетаро и Гуанахуато, майо из Синалоа и Соноры, рарамури с нагорьев Тараумара, сапатистов из Чьяпаса, тотонаков из Веракруса и Пуэблы, сапотеков и миштеков из Оахаки, севера Нижней Калифорнии, Коацакоалькоса, Федерального Округа и Лос-Анжелеса - это они сопротивляются больше всех. И при этом настаивают на том, чтобы оставаться мексиканцами, и как мексиканцы - требуют соответствующего признания и уважения.

Закон их предал – их предали законодатели всех партий Конгресса, секретариаты Аграрной реформы, министерства сельского хозяйства, министерства по охране окружающей среды, образования; их предали губернаторы; Комиссия по развитию индейских народов, и судебные органы. Взамен им предлагаются ссылка, нищета и тюрьмы. Организованные индейские народы не ждут от государственных структур ничего хорошего.

Но все они знают, что когда-нибудь наступит день, и вся нация признает то, что во все времена главной опорой государственной независимости Мексики и любви к ней оставались именно ее коренные народы, и что нельзя называть их «отсталыми» и «противоборствующими прогрессу». Просто их настоящее – другое, но оно ничуть не менее реально, чем любое другое. Эти люди знают, по словам Т.С.Эллиота, что «без традиции нет современности».

Игнорировать индейские народы стало постыдной привычкой мексиканских властей и основанного на гегемонии общества, которое не хочет считать себя расистским, но по сути является именно таковым, демонстрируя глупость, ведущую к геноциду. Это ясно отражается в многочисленных переписях населения, в программах по образованию и здравоохранению, в строительстве инфраструктуры – аэропортов, шоссе, гидроэлектростанций, энергетических проектах, городской застройке – и планировании туризма.

В своем пути через шестьдесят индейских народов, и вместе с ними, Другая Кампания встретила твердое ядро национального сопротивления. Выдающийся пример народного движения в Оахаке, и ответная дикость с которой был нанесен удар по Общественной ассамблее народов Оахаки (АРРО) со стороны государства, еще раз подтвердили, что ситуация накалилась до предела, и что самое эффективное сопротивление всем программам PROCEDE и экспроприациям «на испуг», как выразился один крестьянин-метис из Линареса, штат Нуэво-Леон – оказали именно индейские народы.

Индейские народности практикуют свою собственную демократию (хотя и несовершенную – в этой демократии пока явно не хватает равенства женщин); принципы этой демократии выполняются со всей тщательностью, достоверностью, единодушием и чувством справедливости. Однако, государство пытается разрушить общинный уклад жизни самыми разнообразными способами: разделением по религиозному или партийному признаку, несправедливыми решениями земельных вопросов, протекционизмом, парамилитаризацией, алкоголизацией, манипуляциями в СМИ, разрывом общинных и земельных связей. Если кто-то еще сомневается, что неравенство в Мексике становится одним из самых вызывающих, достаточно сказать, что для индейских поселков электроэнергия, налог на недвижимость, транспорт, торговлю и медицину выходит во много раз дороже, чем для богатых людей или предприятий.

Но Другая Кампания увидела и другое. Она получила подтверждения и того, что в нашей стране еще жива надежда. Без прямого и непосредственного участия коренных народов, без их силы и мудрости – эффективное мирное гражданское сопротивление никогда не станет возможным, и никогда не появится новой Конституции, которая защитит страну и права человека в ней. Короче говоря – Другая кампания подтвердила, что только с участием индейских народов может вырасти новая Мексика – демократическая, справедливая и независимая.

ПРЕДЫСТОРИЯ И ПОДГОТОВКА

В июне 2005 года САНО выступила с Шестой Декларацией Лакандонской сельвы. В ней был дан анализ ситуации в Мексике, который призвал сапатистов «искать и находить тех, кто любит эту землю и это небо так же, как и мы».

«Мы будем искать, от Ла-Реалидад до Тихуаны, тех, кто захочет организоваться, бороться и строить быть может последнюю надежду на то, чтобы эта страна, которая дышит по крайней мере с тех пор, как орел сел на нопаль чтобы пожрать змею, - не погибла.

Мы ищем демократии, свободы и справедливости, в которых нам отказано.

Мы стремимся к другой политике, ради создания программы левых сил и для создания новой Конституции.

Приглашаем индейцев, рабочих, крестьян, учителей, студентов, домохозяек, поселенцев, мелких владельцев, мелких торговцев и предпринимателей, пенсионеров, инвалидов, верующих, ученых, артистов, интеллектуалов, молодежь, женщин, стариков, гомосексуалистов и лесбиянок, мальчиков и девочек, в коллективной или индивидуальной форме, вместе с сапатистами принять прямое участие в этой НАЦИОНАЛЬНОЙ КАМПАНИИ по созданию другого способа делания политики, программы национальной борьбы и левого движения, и за новую Конституцию.

Итак, - это наше слово о том, что мы собираемся сделать и как мы это собираемся сделать. Так что смотрите и решайте, хотите ли участвовать.

И мы говорим мужчинам и женщинам, у которых добрые мысли в сердце и которые согласны с нашим словом, — не бойтесь! а если боитесь, - сдержите свой страх и открыто скажите, cогласны ли вы с нашим предложением, и тогда мы вместе решим, где, когда и как сделаем этот новый шаг в борьбе.»

Отклики пошли изо всех уголков Республики, и из других стран мира. И оказалось, что можно объединить эту борьбу против неолиберализма с такой же борьбой, которая идет в других странах нашей Земли. Два месяца спустя, до некоторых новых сапатистских поселков в сельве – Хуан Диего, Долорес Идальго, Хавьер Эрнандес, Сан-Рафаэль, а также улитку Ла-Гарруча – докатились первые волны присоединившихся, которые очень скоро превратились в тысячи людей по всей стране. Чтобы провести подготовительные встречи в августе и сентябре, САНО отправила делегацию своих команданте, мужчин и женщин, которые вместе с субкоманданте Маркосом выслушивали идеи, заявления и коллективные проекты самого разнообразного толка, - но все они говорили о решимости развивать «новую политику», снизу и слева, - против капитализма и в защиту своей родины – Мексики.

Запланированный поход начался первого января следующего года. Комиссия Шестой вышла из сельвы, чтобы выслушать тысячи голосов – отдельных и коллективных, взрослых и детей, мужчин и женщин, различных стремлений и культур, разнообразных проблем – и на множестве мексиканских языков. И во всех них звучали достоинство и сопротивление.

В СЕРДЦЕ СОПРОТИВЛЕНИЯ

В течение 2006-го года Комиссия САНО по Шестой декларации посетила сотни самых удаленных уголков Мексики. С самого начала своего похода, Делегат Ноль постоянно напоминал, что другая политика и другое социальное устройство возможны, и что народ уже приближается к последней точке, за которой начнется «мирное восстание» - законное, народное, общенациональное, снизу и слева.

В течение первой половины прошлого года в стране проходили политические кампании по выборам кандидата в президенты – грязная междоусобная война, отравляющая общество, в которой каждый кандидат настаивал на неолиберальности и авторитарности своего проекта, сглаживая эти речи уверениями в том, что выборная демократия является единственным способом достичь «истинной демократии».

Второго июля прошли выборы. Почти половина граждан воздержалась от голосования. Кандидаты от Партии Народного Действия (РАN) и Партии Демократической Революции (PRD) получили около 14 миллионов голосов, а Институционно-Революционная Партия (PRI) – на несколько миллионов голосов меньше. Произошла фальсификация выборов, поддержанная Федеральным избирательным институтом, Конгрессом, и, с небольшими исключениями, средствами массовой информации. Фелипе Кальдерон Инохоса, кандидат от Партии Национального Действия, был провозглашен властями президентом. Несмотря на массовое «мирное сопротивление» сторонников Мануэля Лопеса Обрадора, кандидата от Партии Демократической Революции, в декабре 2006 года Кальдерон занял пост президента, а Лопес Обрадор провозгласил себя «законным президентом», не создав при этом никакого реального органа по противодействию и ограничившись кампанией по сбору свидетельских показаний.

За месяц до начала выборов, 3 и 4 мая, федеральная превентивная полиция ((PFP) и полиция штата Мехико предприняли карательную акцию против Фронта по защите земель поселка Сан-Сальвадор де Атенко, который является сторонником Шестой Декларации Лакандонской сельвы, и против десятков участников Другой Кампании. Жестокость репрессий свидетельствовала об очередном прецеденте безнаказанности полиции и суда, начавших преследование социальных борцов, которые пополнили к концу года ряды политзаключенных по всей стране.

В чьяпасских общинах САНО объявила состояние боевой тревоги, и сапатисты в очередной раз перешли к прямому сопротивлению, и приготовились к обострению войны, которую те, кто наверху, развязали против народа, и которая проходила уже по всей стране.

Несколько недель спустя была создана Народная Ассамблея Оахаки (APPO), которая объединилась с независимым движением учителей 22-ой секции Национального синдиката работников образования (SNTE), входящего в состав Национального координационного совета работников образования (CNTE). Рожденное в результате жестоких репрессий, народное движение Оахаки вступило в прямой конфликт с губернатором Оахаки Улисесом Руисом Ортисом, членом Институционно-Революционной Партии (PRI). Народ фактически изгнал губернатора из штата, и потребовал его отставки. Не создав альтернативного правительства, Народная Ассамблея заняла город Оахаку и десятки муниципалитетов, где ее поддержали сотни местных органов самоуправления и индейские общины по всему штату. В Ассамблее до сих пор принимают участие все оахакские организации, которые объявили себя сторонниками Шестой Декларации.

Репрессии и сопротивление продолжались. Другая Кампания, которая задержалась в Федеральном Округе после нападения на Атенко, занялась защитой заключенных и требованием справедливости для раненых, изнасилованных, подвергшихся пыткам и убитых. Федеральное правительство Висенте Фокса и губернатор штата Мехико Энрике Пенья Ньето применили «свой закон», ставший самой настоящей местью героическим защитникам Атенко и уроком по запугиванию для Другой Кампании.

В октябре 2006 года, Комиссия Шестой декларации возобновила свой поход по северным районам Республики, и объехала все федеральные объекты. Делегат Ноль выслушал мнения и опыт различных сопротивлений, между всеми было проведено множество диалогов, и так замкнулся первый круг этого национального движения, в 2007 году вступившего в свой следующий, второй этап цель которого - углубление диалога снизу и коллективное создание национальной программы борьбы.

В течение 2006 года Комиссия по Шестой Декларации объединилась с движением сопротивления строительству гидроэлектростанции в Ла-Парота, штат Герреро, и с теми, кто борется против горнорудной компании Минера Сан-Хавьер в Сан-Луис Потоси7, с рабочими предприятия Эускади8 в Халиско, с поселком Эль Батан в Керетаро9 , с работниками и работницами сферы сексуальных услуг из Аписако, Матамороса и Ла Марсед10 , с политзаключенными в Табаско, Теуантепеке и Оахаке. С рабочими, нещадно эксплуатируемыми на макиладорах Теуакана, Нуэво-Ларедо и Тихуаны. С рыбаками, которых развитие туризма и жестокая эксплуатация сгоняют с побережий и уничтожают их труд в Сан-Блас, Пунта-Чуэка, Эль-Майор, Хоакин-Амаро и Плайя-Багдад11.

Другая Кампания подтвердила, что правда продолжает жить в этих районах и в любом другом месте, где капитал и власть атакуют, грабят, преследуют и отравляют людей. Правда жива на ассамблеях сторонников Шестой в поселках, городах, вдоль проселочных дорог, на площадях и проспектах – даже если тех, кто там соберется будет совсем немного, но будут последовательны и решительны, - в жилых районах, автономных муниципалитетах и районах, пострадавших от стихийных бедствий. Другая кампания нашла своих сторонников на побережьях всех наших морей, в горах и пустынях, долинах севера, юга и центра страны.

Вновь и вновь стали очевидны общая нелегитимность класса политиков и отсутствие к нему доверия, этой касты, вооруженной должностями и окладами выборных партийных политиков, федеральных, региональных и муниципальных правительств, местных конгрессов, депутатов и сенаторов. У мирного народного восстания, которое называется Другой Кампанией, есть за что и есть чем сместить их с позиции, которую они сегодня занимают.

В то время как по всей стране двигалась и строилась Другая Кампания, сторонники Шестой Декларации – мексиканцы и чиканос – начали создавать свои организации по другую сторону границы с Соединенными Штатами, и кампания Zezta Internacional перешагнула границу США и перешла в Канаду, Европу, Азию, Южную Америку и Океанию. Важное значение имели мобилизация и акции протеста ее сторонников, проведенные во всем мире в защиту жертв репрессий Атенко, а позднее – Оахаки. Были организованы местные и международные встречи как и Европе, так и Южной Америке. Это продолжается и в настоящее время.

В последние дни декабря, сапатистские общины чьяпасского высокогорья участвовали в Первой Встрече с народами мира в улитке Овентик. На этой встрече хунты хорошего правительства и автономные муниципальные советы пяти улиток поделились с гостями своим богатым опытом управления, производства и борьбы. Это был их вклад в первый этап Другой Кампании в Мексике и во всем мире. Одновременно с этим начался Второй этап, и Комиссия по Шестой Декларации, состоящая из восемнадцати команданте, мужчин и женщин, и одного субкоманданте, отправились в новый поход по стране в апреле 2007 года.

НАЧАЛО

Хотя вначале и говорилось, что Другая Кампания закончится ко второму июня - началу федеральных выборов, последующие события, а в частности, дикие репрессии против защитников Сан-Сальвадора Атенко 3 и 4 мая, заставили продлить время поездки Комиссии САНО практически до конца года, чтобы она могла исполнить свое обещание и посетить все тридцать два штата Мексиканской республики.

Первого января субкоманданте Маркос, который с этого момента становился Делегатом Ноль, в мотоциклетном шлеме поверх маски, выехал на своем мотоцикле из Ла-Гарручи в направлении Сан-Кристобаля-де-лас-Касас, где собрались тысячи сапатистов, чтобы начать поход согласно новому предложению САНО.

С базами поддержки и субкоманданте Маркосом, в Сан-Кристобаль-де-лас-Касас прибыло сапатистское командование. В ночной акции, которая последовала вслед за прибытием вечером того дня, Делегат Ноль сказал: «Я приглашаю подняться к нам одного человека, который сыграл важную роль в истории САНО. Первое семя было посеяно им. И лично я обязан ему больше, чем жизнью, потому что это он указал мне направление, путь и цель. Некоторые из вас знают его как архитектора Фернандо Яньеса. Мы, сапатисты, знаем и признаем его как команданте Хермана».

Сразу же после этого Маркос добавил: «Мои первые слова будут обращены только к моим товарищам по САНО», и сказал, что отправляется в путь для того, чтобы «узнать, как выглядит лицо наших товарищей – мужчин и женщин. Чтобы объединить нашу сапатистскую борьбу с борьбой всех трудящихся сёл и городов в нашей стране, которая зовется Мексикой». «Мы – ветер. Мы не боимся погибнуть в борьбе. Хорошее слово уже посеяно в добрую почву. Эта добрая почва – ваши сердца, и в них уже прорастает зерно сапатистского достоинства.»

Обращаясь к «товарищам по Другой Кампании», Маркос сказал: «Сейчас я хочу позвать сюда память о нашем товарище, павшем двенадцать лет назад, в первые часы первого января 1994 года, который очень ждал того дня, когда слово САНО окажется вместе с мужчинами, женщинами, детьми, стариками, организациями, коллективами и группами, которые даже не являются ее членами. И вместе с его именем, я хочу помянуть всех товарищей – мужчин и женщин – которые пали за двенадцать лет этой борьбы. Я храню их память, и прошу почтить минутой молчания всех погибших товарищей под именем нашего товарища – повстанческого субкоманданте Педро.»

Когда щемящая тишина отпустила площадь, Маркос продолжил: «Когда наша колонна подошла к бульвару, по мере того как мы продвигались, власти выключали один фонарь за другим. И примерно так всё это было и будет. Те, кто наверху, хотят чтобы мы оставались в темноте. И вот сейчас, когда мы понемногу продвигаемся в потемках, медленно и осторожно – в этот момент и начинается Другая Кампания. Придет момент, когда они сдадутся, а огни зажгутся вновь – но уже другим, новым светом, яркость которому придаст наша борьба и наше слово, идущее от одного человека к другому – вниз и налево.»

Субкоманданте Маркос подтвердил, что «основной адресат» Шестой Декларации Лакандонской сельвы «расписался в получении» через несколько месяцев после ее выпуска. «Правящая в Мексике власть денег подписала документ, который можно назвать «контрдекларацией», в противопоставление Шестой, и который в обиходе называется «Пактом Чапультепек»12, так как подписали его именно в замке Чапультепек, хотя раньше мексиканские политики созывались, собирались и выставляли напоказ все свое ничтожество во Дворце изящных искусств. А сейчас они просят нас, чтобы мы забыли наши нужды, нашу борьбу, и чтобы мы всегда оставались к их услугам, а они бы решали за нас вопросы нашей жизни, и собирались бы в замках и дворцах этой страны».

Другая Кампания и Шестая Декларация Лакандонской сельвы, сказал Маркос, «определили наши цели и направление – все они наши, и для всех нас. Сейчас мы можем сказать, что первого января 2006 г. объединенные силы Другой Кампании взяли и сделали своим город Сан-Кристобаль-де-лас-Касас, символ высокомерия и спеси тех, кто наверху. Мы хотим особо поприветствовать наших индейских братьев из района Ла-Ормига, которых изгнали из общины за принадлежность к другой религиозной вере, и город их выкинул на окраины, забыв что эти братья, вместе с сапатистами, построили этот собор, этот дворец, и эти дома, в которые они не могут войти.»

Команданте Тачо, Давид и Себедео, и команданты Ортенсия и Келли выступили с сапатистским словом, сказав, что родившись из самой этой земли, оно уже облетело всю землю. Говорили также и о трудных условиях жизни мексиканского народа – индейцев, крестьян, рабочих, женщин, молодежи.

«Чем больше в нас, крестьянах нуждаются, тем хуже с нами обращаются» - сказал команданте Тачо. «Крестьянам достаются для обработки самые плохие земли. И все-таки мы заставляем эти земли приносить урожай», - обратился он к тем самым крестьянам, которые обрабатывают землю. «Все мы страдаем, но ситуация крестьянских хозяйств особенно критическая, и поэтому многие из нас вынуждены эмигрировать». Затем он сослался на условия эксплуатации мигрантов в стране и за ее пределами и сказал:

«Участие крестьян становится с каждым днем все более важным. Договор о зоне свободной торговле не принес нам ничего хорошего.» Команданте Тачо добавил, что этот Договор открыл дорогу для появления на рынке генетически измененных продуктов, обозначающих конец наших собственных семян, что свидетельствует о «сообщничестве существующей государственно-партийной системы с иностранными правительствами». Правительственные проекты и программы «существуют для того, чтобы мы попали в зависимость от основных продуктов питания, и это является частью стратегии по созданию ситуации полной продуктовой зависимости. То, чего хочет от нас буржуазия – это согнать нас с нашей земли.»

Тачо призвал крестьян объединиться с Другой Кампанией, и вместе с ней «защищаться от развязанной против нас войны». «Мы знаем, в какой ситуации находятся эксплуатируемые на фабриках рабочие. У них нет надежной занятости. Правительственные законы их не защищают. Их увольняют без объяснений, потому что для хозяев закон не писан, и все законодательство устроено так, чтобы выгодно это было только хозяевам. Мы уверены, что только объединившись и организовавшись, мы заставим торжествовать справедливость».

Команданте Давид обратился к коренным народам Мексики и всего мира. Когда прошло двенадцать лет «с момента нашего вооруженного восстания против забвения, презрения и несправедливости, мы все еще здесь, и мы всегда будем здесь, и повсюду». Команданте Давид объявил, что «наступил новый этап политической борьбы САНО, а работой Делегата Ноль будет открывание нам путей и дверей». Он ясно сказал: «Мы обращаемся ко всем коренным народам Мексики, и к тем, кто был вынужден покинуть страну в поисках работы. Мы еще живы, только благодаря тому что сопротивляемся, и когда-нибудь наступит день, когда мы будем нужны нашей стране. Если все мы испытываем одни и те же беды, то и борьба наша должна быть общей. Поэтому, мы приглашаем всех принять участие в создании этой политической организации нового типа».

Там же, по выражению команданты Келли, сапатисты «вручили» Делегата Ноль гражданскому обществу, и вот так начался поход – сначала по самым отдаленным уголкам Чьяпаса, затем по поселкам майяского полуострова Юкатан, Кинтана Роо и Кампече. Оттуда путь шел в Табаско, Веракрус и далее по всем штатам до самого севера – Тихуаны, Сониты и до свалок промышленных отходов над рекой Браво в Нуэво-Ларедо, а далее по землям кукапa, яки, тохоно од’хам, рарамури – чтобы встретиться на границе с мигрантами, чиканос и североамериканцами -сторонниками Шестой декларации, при этом не без того, чтобы сделать несколько шагов «по той стороне» за линией международного пограничного пункта в Сьюдад-Хуарес. Эта встреча, как сообщала пресса Техаса, «чуть не вызвала международный скандал». Североамериканцы мобилизовали войска и вертолеты. Другими словами – они занервничали, увидев приближение к границе двунациональной политической демонстрации колонны Комиссии по Шестой Декларации.

Пока проходил поход по Мексике, «которая снизу», в разных точках страны произошли акты неповиновения, больше похожие на восстания – членов эхидо в Сан-Сальвадоре Атенко, рабочих металлургического завода в Ласаро-Карденасе, и главное - выступления учителей и всего народа в Оахаке. Фальсификация результатов выборов, предпринятая партией власти, усилила мирное гражданское сопротивление, представители которого в течение нескольких недель после выборов блокировали центр Мехико, провели национальную конвенцию и закончили провозглашением «законного президента», в знак мягкого протеста против того, кто в декабре был назначен президентом конституционным.

«Другая», в отличие от других, больших кампаний, не имела денежных средств и не пользовалась услугами рекламного рынка. Она обращалась к тем, кто находится внизу, и тем, кто чувствует себя слева. К тем, кто не участвовал в избирательной кампании, к индейским народам, к меньшинствам (которые составляют огромное большинство мексиканцев). Другая Кампания побывала в таких местах, куда никогда не ступала нога ни одного из кандидатов, не говоря уже об их внимании. Она созвала свидетелей, актеров, жертв, представителей, выживших, активистов, диссидентов-ученых, традиционные и автономные руководства, крестьян на грани разорения, исполнителей священных танцев, студентов, советы старейшин, домохозяек, профсоюзы. Она повстречалась с целым морем сопротивлений, а не потребительской покорности. Она увидела сексуальную эксплуатацию, доведенных до крайнего отчаяния рабочих, разоренных крестьян, мигрантов, политзаключенных, жестокие репрессии местных властей, коррупцию, ежедневные казни, разрушение окружающей среды, грабеж ресурсов и территорий. И даже рабство. И всё это - в двадцать первом веке? Да – это двадцать первый век в Мексике.



1 PROCEDE -( «Programa de Certificacion de Derechos Ejidales y Titulacion de Solares Urbanos» - Программа сертификации прав эхидо и регистрации права собственности на городские участки застройки) – государственная программа, согласно которой государственные органы, с согласия членов кооператива/эхидо могут зарегистрировать права собственности на землю на отдельных членов кооператива. PROCECOM («Programa de Certificacion en Comunidades») – Программа сертификации для отдельных членов общины. Фактически, обе программы были предприняты для улучшения инвестиционного климата в стране, но на деле они являются началом разрушения общинного права на землю, которое существовало в Мексике еще с доколониальных времен. (Это и все остальные – примечания переводчика)

2 Oportunidades – федеральная программа социального развития для особо нуждающихся слоев населения (http://www.oportunidades.gob.mx).

3 Monsanto – транснациональная корпорация по развитию инновационных и биотехнологий в области сельского хозяйства. По всему миру прокатилась волна протеста против модицифированной сельскохозяйственной продукции компании. Монсанто также пыталась продвигать свою продукцию на российский рынок - в частности, генетически модицифированный картофель.

4 Карлос Салинас де Гортари – президент Мексики с 1988 по 1994 год. Эрнесто Седильо Понсе де Леон – президент Мексики с 1994 по 2000 год.

5 Висенте Фокс Кесада – президент Мексики с 2000 по 2006 г.

6 Фелипе Кальдерон – вновь избранный в 2006 г. Президент Мексики.

7 В штате Герреро строительство новой гидроэлектростанции предполагает снос жилых домов в поселке Ла Парота. В штате Сан-Луис Потоси мексиканская компания Минера Сан-Хавьер занимается разработками на горе Сан-Педро, где загрязнение окружающей среды дошло до критического уровня.

8 Немецкая компания по производству шин в Эль-Сальто, штат Халиско, где рабочие выиграли стачку, и в результате стали совладельцами предприятия.

9 В поселке Эль-Батан жители разбили палаточный лагерь в знак протеста против постановления правительства штата экспроприировать 15 общинных колодцев в пользу компаний Кока-Кола и Кимберли Кларк.

10 Комиссия по Шестой Декларации и Делегат Ноль встречались с работниками сферы сексуальных услуг в г.Матаморос, штат Тамаулипас. Этот бизнес принадлежит местным богачам, и полиция призвана обеспечивать безопасность заведений подобного типа. Однако, сексуальные работницы и работники этих клубов, баров и ресторанов постоянно подвергаются издевательствам, побоям и пыткам со стороны полиции, им отказывают даже в элементарных гражданских правах.

11 Сан-Блас (штат Найярит), Пунта Чуэка (штат Сонора), Эль-Майор (Нижняя Калифорния), Плайя Багдад (Тамаулипас) – поселки на тихоокеанском побережье Мексики, известные своими пляжами. Хоакин Амаро – поселок на побережье штата Чиапас, который сильно пострадал от урагана Стан, и практически не получил помощи от правительства штата.

12 - «Пакт Чапультепек» (Acuerdo Nacional para la Unidad, el Estado de Derecho, el Desarrollo, la Inversion y el Empleo" – Национальное соглашение о единстве, обществе правопорядка, о развитии, инвестициях и занятости» - был подписан в замке парка Чапультепек в сентябре 2005 г. четырьмястами участниками – представителями деловых кругов, общественных организаций, учеными. Среди подписавшихся были Фелипе Кальдерон, в то время кандидат от Партии Национального Действия (PAN), и Карлос Слим – мексиканский мультимиллионер. Фактически, этот документ явился свидетельством срастания государственных структур, политической власти и олигархии.

Перевод Таракихи



Новинки

1. Куба: Из кубинских впечатлений. Лирические заметки.
2. Панама: Панамский by-pass
3. Мексика: Итервью субкоманданте Мойсеса
4. Колумбия: Будет ли мир?
5. Венесуэла: Отзыв на книгу о Чавесе (ЖЗЛ)
6. Аргентина: Памятник Данте в Латинской Америке
7. Россия: Ярославль
8. Венесуэла: Каракас, пеший поход на гору Авила
9. Куба: На Кубе не любят мафию
10. Куба: Мария из Гаваны
11. Сальвадор: «Мятежный» архиепископ Монсеньор Ромеро
12. Русская тема: Первая биография народного монархиста
13. Венесуэла: «коллективы» от фантазии к реальности
14. Мексика: Субкоманданте Маркос: последние слова
15. Куба: После Монкады
16. Боливия: Праздник черепов
17. Эквадор: К чести Мануэлы Саенс
18. Венесуэла: «Каракасо». — Восстание. — Тюрьма
19. Венесуэла: "Флорентино и Дьявол"
20. Венесуэла: Истины не без сомнений, или «Здравствуй, Чавес!»
21. Сальвадор: Сальвадорская кухня: просто, но со вкусом
22. Боливия: Парк Эдуардо Абароа: земля вулканов и лагун
23. Никарагуа: Операция «Рептилия» (казнь Сомосы)
24. Колумбия: США и Колумбия покрывают зверства и массовые захоронения
25. Боливия: Манифест Острова Солнца
26. Куба: Студенческая революция в Гаване. Страницы истории.
27. Парагвай: Жизнь Дерлиса Вильягры. Страницы истории.
28. Венесуэла: Песни «Alma llanera» и «Venezuela» зазвучат на русском языке
29. Венесуэла: Посвящается Чавесу
30. Венесуэла: Мощным пламенем сияя
31. Россия: Мышкин
32. Россия: Рыбинск
33. Сальвадор: Народный праздник
34. Мексика: «Мы идем в тишине, чтобы нас услышали»
35. Венесуэла: Николай Фердинандов в Москве!
36. Венесуэла: Заметки о книге "Уго Чавес"
37. Венесуэла: Встреча с Чавесом, или «Алло, Президент!»
38. Куба: О Международном лагере имени Хулио Антонио Мельи
39. Чили: Цирк в пустыне, или Послесловие к чилийскому чуду
40. Белиз: В стороне от проторённых маршрутов
41. Сальвадор: Святая Неделя в Исалько
42. Мексика: Зеленые вершины штата Чьяпас
43. Венесуэла: "Метрокабле" Каракаса
44. Венесуэла: репортаж с нейтральной полосы
45. Боливия: Боливийские метаморфозы
46. Латинская Америка: Книга о выдающемся разведчике Иосифе Григулевиче


Туризм:


Твоя Тур Тропа
в Латинскую Америку


Адресная книжка:





Развлечения:






Rambler's Top100
TopList
Rambler's Top100